Слишком высокое напряжение. Что делать взрослым, если у ребенка истерика

29 марта, 21:45
Светлана Ройз: «Иногда ребенку важно выпустить пар» (Фото:kokcoden.list.ru/Depositphotos)

Светлана Ройз: «Иногда ребенку важно выпустить пар» (Фото:kokcoden.list.ru/Depositphotos)

Только после того как потребность ребенка услышана, можно начинать рациональный диалог

Истерики детей — теория и практики, маркеры нормализации состояния ребенка и что может помочь взрослому.

Когда у ребенка истерика. Алгоритм действий взрослого:

1. Самим стабилизироваться. Самим взять в руку какую-нибудь вещь, опереться на спинку стула или стену — сейчас наших сил и опоры может не хватать. Напомнить себе: истерика означает слишком высокое напряжение. Иногда ребенку важно выпустить пар.

Видео дня

2. Быть в контакте с ребенком. Не прерывать контакт.

3. Если у ребенка истерика, он не слышит наших уговоров, угроз и нотаций. Нужно оказать поддержку чувствам ребенка (назвать эти чувства): «Ты злишься? Ты грустишь? Сейчас совсем сложно? Ты устала? Пытаться озвучить потребность ребенка. Истерика требует берегов — нашего внимания, часто наших рук и объятий: «Давай я возьму тебя на руки! Мне тоже так хочется домой. Если бы я могла, я бы тебе…»

4. Если это манипуляция, чтобы быть в контакте, услышать потребность, но дать понять, что манипуляция не пройдет.

5. Если ребенок маленький — допустимо перефокусировать внимание.

6. Только после того как контакт восстановлен, после того как потребность ребенка услышана, осознана, можно начинать рациональный диалог. Начать пересказывать то, что было до начала истерики, и сопровождать в рациональном заключении.

Если у ребенка истерика, он не слышит наших уговоров

7. У истерики есть инерция — она не может прекратиться сразу же.

8. Продумать и наработать практики, что делать после истерики, если сама истерика прошла, чтобы не было ощущения потери близости (обнимашки, мизинчики, что угодно).

Теперь теория и многие другие практики.

Эмоциональные проявления, скорее всего, будут сильнее не тогда, когда острая опасность, а когда уже есть хоть какой-то период покоя. И это может быть в том случае, если ребенок и в Украине, и уже в более безопасных городах и странах.

Первые потребности ребенка — безопасность и близость, эмоциональный контакт с надежными взрослыми. Сейчас о базовой безопасности мы говорить не можем, а на эмоции и эмоциональный контакт у родителей просто может не хватать сил и времени. Это нормально, когда ребенок, проявляющий даже здоровые эмоции, вызывает у нас раздражение или агрессию. Очень сложно играть с детьми и выдерживать напряжение эмоциональностью или играми.

Далее — именно о восстановлении ощущения безопасности и близости. Это должно уменьшить истерику и другие симптомы.

Мы нормальные в ненормальных условиях. Мы остаемся лучшими родителями и в военное время, даже больше.

Почему мы не можем сейчас быть так близки, как бы хотели, почему так сложно играть? Почти у всех нас повышен уровень кортизола. Почти все мы стараемся выдержать напряжение — или в жизни в опасности, или в адаптации к новым условиям.

Обращение к эмоциям гра с ребенком, слезы, страх, капризы ребенка) еще и активизирует лимбическую систему мозга, то есть повышает уровень кортизола. И наши реакции на детей сейчас закономерно могут быть более резкими. Дети могут раздражать, терпения может не хватать, и вряд ли у нас есть время побыть хоть чуть-чуть без ребенка и контроля, дабы восстановиться.

К тому же тревога требует контактировать с информацией — контролировать новости. Часто мы не можем переключиться на что-нибудь другое.

Что делать: при любой возможности нам нужно отдыхать. Надо помнить, что война способствует и нашему регрессу — многим из нас хочется на ручки. Но «ручки» — это мы сами. И нам очень важно хотя бы на 2−5−15 минут делать паузы — в переписке новостей, в общении, в заботе о себе.

Надо выписать, записывать для себя практики восстановления (телесные, потому что медитации сейчас не всем могут быть полезны)

Режим дня. Это то, что дает ощущение границ.

В занятиях с детьми следует выбирать, как и в мирные времена, то, что нам самим может доставлять хоть какое-то удовольствие. Наши жертвы оборачиваются нашим же выгоранием.

Я не могу сейчас читать и привычно играть с дочерью, но мы вместе поем, я ей мастерю игрушки.

Очень важные сейчас телесные игры — это и безопасность, и близость, и стабилизация нервной системы

Когда ребенок начинает играть, когда он возвращается к привычным в мирное время занятиям, это признак того, что он начал восстанавливаться. И нам очень важно направлять его в эти привычные занятия. Что мы можем восстановить из нашей мирной жизни? Может, хоть что-нибудь из тех блюд, которые ел ребенок, домашние ритуалы, песни, слова?

Когда мы приехали во Франковск, дочь отказывалась кушать. Начала, когда я нашла в магазине макароны — «паутинки», которые были ей знакомы. После этого она понемногу начала есть разные блюда.

Маркеры того, что уровень безопасности начинает хоть немного восстанавливаться — ребенок ест (не чрезмерно, потому что избыточность — это тоже признак стресса), возобновились процессы пищеварения, восстанавливается сон, ребенку интересно наблюдать за другими, он начинает интересоваться тем, что рядом постепенно может отходить дальше от взрослых. Начинает отпускать.

Игры для снятия напряжения

Еще раз: сейчас очень нужны телесные игры и игры на экологичный выход агрессии.

После того как дочь успокоилась сегодня после истерики, я ей предложила поиграть в животных, которые хотят выть — и мы выли вдвоем, как волки, ныли и мурлыкали, как котята, представляли, как могли бы выть разные животные — это и для меня была «нормализация» того, что я не могу себе позволить проявить, «как взрослая». После этой игры превращаемся в веселых животных. А потом в людей.

Хочу еще напомнить о «Вори Дол» (это может быть и наша мотанка) — кукла — утешительница, кукла от тревог, которую можно сделать из ветки дерева, обмотать нитями. Когда мы обматываем — это «осторожное» действие, это метафорические объятия и воспроизведение контура безопасности. Такая кукла кладется под подушку и отбирает плохие сны, тревоги, страхи.

Ей можно «рассказывать» о том, что сложно, она может быть в кармане ребенка.

Сил нам всем — детям и взрослым!

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X