Конец патриархата. Что случилось с «настоящими мужчинами»

28 мая 2020, 09:55
НВ Премиум

Архаичный эталон мужественности безвозвратно устарел

Патриархату тысячи лет. Но на этом уже все. Как невозможно повернуть вспять научно-технический прогресс и вернуться в пещеру, так невозможно и восстановить роль патриарха — отца, чьи статус, функции, род занятий, самооценка и идентичность постепенно менялись и распадались на протяжении последних 200 лет.

Видео дня

Мужчины больше не передают своим сыновьям навыки и ремесло, не пользуются незыблемым авторитетом в семье и не имеют такого неисчислимого количества привилегий и исключительных прав: политических, экономических, социальных, права на образование, свое тело и свое имущество. Это все теперь есть не только у них. А еще есть эффективные средства контрацепции, которые вернули власть над рождением детей тем, кому она «выписана» природой.

Сегодня уже можно не врать, что первый секс у вас был в 14 лет

Не нужно забывать, что то, что изначально казалось половыми различиями, в действительности было различиями между белыми мужчинами и всеми остальными. И когда мы представляем себе мужчину и его права на протяжении всех этих веков, чаще всего речь идет о белом мужчине с высоким социальным статусом. Поэтому от патриархата и его извращенных правил пострадали не только женщины, но и те мужчины, которым не посчастливилось родиться ни белыми, ни статусными, ни, добавим, гетеросексуальным.

Кто избавил мужчин от статуса и привилегий, лишил мужественности? Почему они больше не «первый пол»? Это все женщины — суфражистки, феминистки, — которые вырвали с мясом, потом и кровью себе права? Удобное объяснение, но нет.

Сотни лет войн, крестовых походов, убийств, борьбы за власть, когда мужчин в семье просто не оставалось, когда они отсутствовали месяцами, а затем возвращались калеками. Когда главой семьи в отсутствие патриарха становилась женщина. Когда сыновья больше не видели отцов, а те больше не имели возможности передать свою идентичность.

Когда появилась декларация прав человека, которая установила равенство для всех и поставила под сомнение право отца решать все. Когда отцы стали желать своим сыновьям не такой же, а лучшей жизни, а сыновья получали образование и статус, начинали стыдиться своих малообразованных отцов — крестьян, ремесленников — и прерывали традиции семьи и рода.

Когда в современном мире моногамия стала легально серийной. Да, мы все моногамны, поэтому обычно разводимся, родив первых детей, и снова женимся в среднем через 3−5 лет, создавая новые моногамные отношения, в которых опять рождаются дети. Сплошная путаница: где здесь отец? Кому? Какой он? И остается ли отцом? Часто именно это — основной удар по мужественности, который ребенок (мальчик) не способен выдержать.

Но, к счастью, мир меняется не только в контексте моногамии и потери авторитета отца. В массовом сознании даже в XX веке роли мужчин и женщин были строго разделены и зачастую альтернативны. Сегодня мы наблюдаем смешение ролей: и те, и другие работают, ведут активный образ жизни, имеют одинаковые обязанности и права, занимаются домом и детьми (впрочем, последнее все еще большая прерогатива женщин, и здесь не будет никаких особых изменений). Хотим мы того или нет, но современный мир ведет нас к гендерной нейтральности, от полной победы которой нас спасет сексуальное влечение и исключительная способность женщин рожать детей.

Мир и прогресс меняют мужчин. Изменяются представления о мужском теле и критерии мужской красоты, мужественность больше не равна атлетичному телосложению. Границы мужской эмоциональности и чувствительности больше не замкнуты на силе и власти: мужчина имеет право чувствовать, проявлять свои чувства и плакать — что кстати, является признаком психологического здоровья, тогда как отсутствие способности осознавать и проявлять эмоции — патологично.

Меняется характер мужской сексуальности:

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X