Индикатор нестандартного мышления. Что пьют украинцы и о чем это говорит

11 января, 20:43
Алина Зубкович: «Гастрономическая картина напитков достойна особого внимания, как с точки зрения продвижения внутреннего гастротуризма, зрения промоции внутреннего гастротуризма, так и с позиции формирования международного бренда Украины» (Фото:markova64el.gmail.com/Depositphotos)

Алина Зубкович: «Гастрономическая картина напитков достойна особого внимания, как с точки зрения продвижения внутреннего гастротуризма, зрения промоции внутреннего гастротуризма, так и с позиции формирования международного бренда Украины» (Фото:markova64el.gmail.com/Depositphotos)

Современная Украина поражает разнообразием и оригинальностью напитков

Во время праздников лента пестрит советами о том, как эргономичнее всего съесть тонну мяса и элегантно оставить место в желудке для десерта. В такие моменты я начинаю подозревать, что перед праздниками человечество случайно попадает в медиапространство мира великанов, еще немного — и кроме перевернутой от тяжести еды пирамиды Маслоу начнут появляться новости о гигантских прожорливых младенцах, которые залпом выпивают бочонок меда и оголодавшим криком требуют еще.

Видео дня

Но если усилием воли закрыть ленту с сомнительными медиаисточниками и выйти на свежий воздух, то возможность заметить реальность в ее более разумной форме, насыщенной людьми и коммуникациями, возрастает. Да и собственный вопрос гигиены — как ума, так и пищеварения — решается сам собой: больше воздуха, больше прогулок по городу, больше новых тропинок — и вероятность хорошего самочувствия и новых впечатлений существенно повышается. Некоторыми впечатлениями я и хотела бы сегодня поделиться. А именно вопросом напитков и их связи с креативностью.

При чем речь идет не об алкогольных напитках и культуре пития (или ее отсутствии), а о напитках нового времени, которые тесно связаны с урбанизацией, глобализацией и культурными особенностями.

За наше поколение (а поколение в социологическом измерении это около двадцати лет) я увидела, как кардинально изменился урбанистический ландшафт города. Причем также речь идет о «спальных районах», то есть частях города, массово строившихся в двадцатом веке и привязывавшихся к индустриальной производственной экономике. Такие просторы были очень унифицированы и похожи друг на друга. Но как-то мгновенно, лет пять-десять назад начали появляться кофейни и кафе «семейного типа». Простые, не всегда с лучшей кухней, но уже альтернативные «генделикам» позднесоветского формата «неквалифицированный рабочий зашел напиться после завода», то есть заботящиеся об экономике расходов других членов общества, в частности женщин и детей.

Кофе в европейской культуре

Кофейни для европейской культуры являлись важными центрами развития гражданского общества и формирования национального мировосприятия. Мода на кофейне приходит из Османской Империи, в XVII веке распространяется по Европе, и они плотно входят в употребление в XVIII—XIX вв.еке. Обычно их упоминают в связке с пабами и мужскими клубами, но в отличие от пабов и клубов это пространство было более инклюзивным и вводило новую практику — чтение газет. Возможность приобщиться к общему пространству новостей, прочитать их наедине, но в окружении других людей, которые представляются похожими, потому что тоже способны копеечку заплатить за вход, не просто умеют читать, а интересуются тем же, чем и вы, говорят на том же языке, и так же представляют, что смакуют кофе (потому что его качество было сомнительным, да и вкусовая привычка — дело времени) — все это выливалось в формирование политических субъектов, осознающих свои общие интересы.

Политическая нестабильность как особенность украинского публичного ландшафта отражает тяготение к неустойчивому, неоднообразному, новому

О влиянии кофейных заведений можно почитать, например, у Юргена Хабермаса, исследующего феномен публичного пространства на примере британских кафе. Или о формировании национального сознания в связке с книгоиздательством и печатью газет — в очень популярной книге Бенедикта Андерсона.

Сегодня и политической субъектности несравненно больше, и гражданских объединений хватает, и унифицированные газеты найти трудно, и все равно бизнес-встречи «за кофе» (даже если оба пьют чай) тесно вошли в общественное потребление. Кроме «кофе и политики», «кофе и досуга» есть также местные питьевые традиции, которые влияют на то, что употребляют и как. И рассматриваю я только безалкогольные напитки. И вот здесь современная Украина меня очень удивляет, о чем я собственно и хотела написать.

Что пьют в Украине

Вспоминая свое детство и типичные напитки, из которых оно состояло, вспоминаю: узвар, компот — и зимой, и летом, чай — травяной, черный или зеленый с лимоном и медом, каркаде и домашний квас. Иногда цикорий, какао или кофе. Сок. В какой-то момент стали популярными кислотные Юпи и им подобные, а также Кола-Фанта-Спрайт. Но эти последние не были частью повседневного потребления, а скорее употреблялись, как то и закрепляла реклама: на праздники. Отдельно стоит упомянуть кисломолочные продукты и молочные коктейли, которые занимали особое место среди моих лакомств.

Благодаря родителям, у меня не сформировалась привычка лакомиться газированными напитками, потому что насыщенный компот или чай с медом и лимоном гораздо вкуснее, лучше утоляют жажду и полезнее всех других кислотных опций. Только умение пить воду в определенном объеме — это то, что я должна была осознать и освоить уже во взрослом возрасте.

Думаю, питьевой ассортимент моей семьи достаточно типичен для описания привычек постсоветского урбанизированного пространства. У других возможна другая констелляция: у кого-то, например, больше черного чая и колы вместо каркаде — но картина ингредиентов более-менее наглядна.

За последние десять лет я жила в четырех странах и объездила еще больше тридцати. В некоторых городах бывала много раз и использовала свой натренированный социологией глаз, чтобы изучать традиции и привычки местных. Последние пять лет я больше всего провожу времени в Стокгольме и часто бываю в Киеве и Харькове. И вот каждый раз, когда оказываюсь в кафе или кафешках, фудкортах и других демократических местах в Украине, я неизменно удивляюсь всем тем постоянным изменениям и экспериментам, которые так громко обращаются ко мне. Это феноменальные вещи, которые требуют социологических обоснований, потому что пока нигде в мире я не видела такого богатого ассортимента и креативных сочетаний, как в Украине. При том, что я сравниваю не элитные мишленовские рестораны, а простые кафе, рассчитанные на усредненного жителя города, как в Украине, так и где угодно. Вот некоторые зафиксированные описания. Кофейня: кроме стандартных эспрессо-капучино-латте, плюс опции на альтернативном молоке, плюс сливки — это усредненное меню и в Стокгольме, и в Нью Йорке, видим: кофе с соком, кофе с тоником, кофе с лавандовым сиропом, три типа напитков с матчей, кофе с кедровыми орешками, несколько вариаций какао с маршмелоу, с орехами и так далее. В некоторых кофейнях еще предлагают напитки на основе отварной кофейной шелухи (с красивым названием).

Прохладные напитки. В усредненном европейском кафе можно ожидать газированную воду, сладкую газированную воду, а если повезет, то и лимонад. Если очень повезет — на пару вариантов лимонадов на основе лимона с добавлением сиропов. Смузи и свежие соки. Довольно неплохой выбор, но и здесь украинский креатив удивляет. Лимонады: юдзу-куркума, можжевельник-клюква, крем-сода (тоже свежеприготовленная, и боже, как это вкусно). Удивляет еще то, что каждая кофейня имеет свою довольно оригинальную коллекцию вкусов.

И последняя категория — разновидности чайных напитков. И речь не о белых, красных, пуэрах или фермерских улунах, хотя этого тоже хватает, а о чем-то, что можно приобрести на любой стандартной заправке или в супермаркете — облепиховый стик. В Скандинавии тоже хватает облепихи, есть клюква, также импортируют апельсины, пряности и имбирь, но нигде я замечала, чтобы из этого создали настолько удобный в использовании, вкусный и относительно (потому что много сахара) полезный напиток, который можно приобрести где угодно, и который становится настолько своим, что заметить уникальность этой идеи можно только если поискать аналоги такого в мире. Апельсиновый с имбирем и корицей, облепиховый, клюква-базилик, малина-ваниль и так далее.

Эти примеры свидетельствуют о включенности в глобальные сети закупок (потому что все новые и новые ингредиенты должны откуда-то появляться и поставляться), о развитой сети кулинарной подготовки (частные курсы или мастер-классы), чтобы все это мастерски создавать и объединять, и спрос — есть многие, кто это все потребляет. Возможно, также широкий спектр предложений и особенная изобретательность связаны с более поздним развитием экономики кофеен и кафе. Кофейни, скажем, в Скандинавии или западной Европе более консервативны и однообразны, потому что традиция выработалась в XIX—XX вв.еке и зафиксировалась как единственно возможная в тот период. Свободный рынок в Украине образовался только в 1990-е, и только после 2000-х экономика выживания начала частично меняться на более устоявшиеся модели постиндустриальной экономики, где особая роль отведена урбанизированному креативному классу.

Кроме того, политическая нестабильность и революционность как особенность украинского публичного ландшафта также способствует — или отражает — тяготение к неустойчивому, неоднообразному, бурному, новому, чему-то, чего еще нет, и что можно создать здесь и сейчас.

Следовательно, ответ на вопрос, почему в Украине такое разнообразие и оригинальность напитков, нужно искать как в социопсихологических чертах граждан, так и в особенностях экономического развития Украины. Но стоит сделать отдельный акцент, что такая гастрономическая картина напитков очень перспективна и достойна особого внимания, как с точки зрения продвижения внутреннего гастротуризма, так и с точки зрения формирования международного бренда Украины с такими чертами, как уникальность, оригинальность, польза, неожиданность и вкусность.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X