Видели Карточный домик? Это интереснее. Пять книжных новинок, достойных внимания

24 апреля 2021, 19:20

Африканское фэнтези о геноциде, мемуары посла США в России и сладкие литературные объятия — свежие литературные хиты

Африканское фэнтези о геноциде, мемуары посла США в России и сладкие литературные объятия — свежие литературные хиты, на которые стоит обратить внимание.

Наследие Орьиши, Томи Адееми, Книголав

Видео дня

Африканское фэнтези, которое раз и навсегда расставило для меня точки над «і» в холиварах о том, могут ли быть темнокожими «русалочки» и «джеймс бонды». Побудьте со мной несколько абзацев и я все объясню.

Родители писательницы Томи Адееми — нигерийские эмигранты, воспитывали дочь как американку. А она выросла — и с головой окунулась в культуру, язык, религию и традиции Нигерии. После окончания Гарварда Адееми поступила в бразильский вуз, где изучала мифологию Западной Африки. В 24 года она издает бестселлер, о котором заговорит весь мир. Это манифест в жанре фэнтези, где магия ювелирно переплетена с геноцидом, расизмом и борьбой за равные права. Две книги из трилогии Наследие Орьиши уже вышли на украинском языке в издательстве Книголав. Это Дети кости и крови и Дети мести и добродетелей. Заключительная часть вскоре также появится в отечественных магазинах.

knigolove.ua
Фото: knigolove.ua

Действие романа происходит в стране Орьиша. Когда-то часть ее населения обладала магией. Но монарх истребил всех магов за одну ночь и лишил их потомков способности использовать чары. На сеттинг западно-африканской мифологии Адееми накладывает острые социальные проблемы, такие как расовое неравенство и полицейский произвол. Однако, делает это ненавязчиво, без морализаторства и грубых аналогий. Даже эпизоды, перекликаются с «Black lives metter» (антирасистское движение «Жизни черных важны») — написаны честно, без демонизации отрицательных персонажей. Аристократы, рифмующиеся в романе с расистами, имеют собственную мотивацию, чувство, сомнения, бэкграунд, и главное — выбор.

В 2018 году книга заняла первое место в категории «лучшая подростковая литература» по версии The New York Times. Несмотря на это будет большой ошибкой ограничивать ее целевую аудиторию исключительно подростками. Как любое хорошо написанное произведение, Наследие Орьиши работает на многих уровнях и способно увлечь взрослых читателей. Эта история содержит много аллюзий на проблемы, которые мы привыкли видеть в рубрике «международные новости». И при этом она погружает в горячие африканские вечера с пальмовым вином и сладким рисом, где воздух пахнет синими лилиями и корицей, а богини с янтарными глазами одаривают людей магическими силами, которые вот-вот выйдут из-под контроля.

Книги из трилогии читаются легко и приятно, но одно смятение в восприятии текста у меня все-таки было. Поскольку все герои в рассказе — темнокожие, в какой-то момент мое воображение оказалась неспособно визуализировать каждого персонажа. Это было очень странное открытие. Мой мозг в повседневной жизни не видит в массовой культуре достаточно лиц других рас, чтобы создать в воображении сразу столько принцесс и воительниц, наемников и королей. Я с интересом анализировала это ощущение. Оно мне не понравилось. Я хочу, чтобы мой мир был богатым, полным и разнообразным. А опыт с африканским фэнтези доказал, что сейчас он совсем не такой. Вот почему после этих роскошных книг я всеми руками за черных «русалочек» и «агентов 007».

Спросите Миечку, Евгения Кузнецова, Видавництво Старого Лева

Время от времени «на ручки» хочется всем. Ванильным принцескам, бородатому детищу, директрисам, полицейским, сантехникам — словом, каждому человеку, у которого из-за ребер что-то ритмично стучит. Чередование карантинов, локдаунов и ковидных мигреней открыло мне важную истину — Гомо Сапиенсы критически нуждаются в объятиях. И объятия эти могут быть не только тактильные, но и литературные. Не верите — спросите Миечку.

starylev.com.ua
Фото: starylev.com.ua

Украинская писательница и переводчица Евгения Кузнецова написала роман, который я классифицирую к (несуществующему) жанру «на ручки». В Украине автор известна, как блогерша, и этот факт сначала отталкивал меня от книги. Ведь случаев, когда блогеры издают роман, который больше напоминает бумажную версию ЖЖ, было так много, что я долго откладывала знакомство с Миечкой. И очень зря — эти страхи не оправдались.

«Жизнь не всегда можно жить, иногда надо от нее спрятаться», — для таких случаев у головной героини, молоддой девушки по имени Миечка, есть загородный дом, где живет ее 96-летняя бабушка. Когда Миечка чувствует себя неудачником, она приезжает в этот дом. В начале повествования она отправляется туда со своей родной сестрой Лилечкой. Постепенно в «шелтер» съезжаются остальные родственницы, которые из-за невозможности жить свою жизнь дальше готовы пожертвовать вай-фаем и прятаться в кустах дикой малины, слушая кваканье лягушек и шелест ужей. Лишь бы не возвращаться в реальный мир. Каков этот мир для каждой героини — Евгения Кузнецова открывает читателям постепенно, плавно разворачивая сложные и увлекательные рассказы о каждой из них. Дом медленно наполняется женщинами разного возраста, поколений и темпераментов. Они сажают тыквы, выкорчевывают сад, борются с токсикозом, пишут бывшим и рассказывают свои истории. В этих историях много лета после грозы, тихой печали, теплых шуток, светлых лавстори, комических воспоминаний и рутинных проблем — все это консервируется в доме, как сливовое варенье.

Читать Спросите Миечку — это как пить крепкую калиновую наливку, в которой много меда

На первых страницах может показаться, будто роман написал Нет Фландерс из Симпсонов. Все это сюсюканье «миечка», «лиличка», «лавочка», «цветочек» щекочут нервы. Но такая мягкая манера повествования настраивает особую оптику, через которую текст раскрывается доверчиво и нежно. Наивный ласкающий тон повествует о взрослых проблемах. Местами он переходит в самоиронию и острый юмор.

Читать Спросите Миечку — это как пить крепкую калиновую наливку, в которой много меда. Она настоянная на душистых травах, названия которых знает только мамина мама. Сначала слишком вязко и приторно, а потом становится жарко в груди — и в животе разливается тепло.

От Холодной войны к Горячему миру, Майкл Макфол, Yakaboo Publishing ⠀

Видели Карточный домик? Это интереснее. Многие думают, что дипломаты не могут откровенно говорить о своем опыте, потому что они — профдеформированные. Большинство дипломатов и действительно высказываются, как генераторы осторожных формулировок. Но не Майкл Макфол.

yakaboo.ua
Фото: yakaboo.ua

Макфол был послом США в России в 2011—2014 годах. По количеству ляпов и международных скандалов, раздутых по неосторожности, его не сравнить ни с одним другим дипломатом. Чего только стоит презентация программы «перезагрузка» — это план, разработанный Макфолом для налаживания американо-российских отношений. Макфол тогда был ответственным за политику в отношении России в Белом доме Обамы. Американская делегация летела на встречу с россиянами представить новую парадигму отношений между странами. Перед посадкой самолета к Макфолу подошел член команды США и спросил, как сказать «перезагрузка» на русском. Макфол сказал «перегрузка». На пресс-конференции Клинтон вручила Лаврову кнопку, где было написано «перегрузка» на русском языке. Там не хватало двух букв «переЗАгрузка». Лавров указал на ошибку перед десятками съемочных групп. Российские федеральные каналы еще долго потешались над этим случаем. Команда США во главе с Хиллари Клинтон превратилась в мишень для шуток.

Пройдет несколько лет и Макфол уже в качестве посла назовет Россию «дикой страной» в интервью пропагандистскому каналу НТВ. А потом в Твиттере неудачно скопирует сленг россиян, написав, что отправляется в «Ё-бург», вместо «Екатеринбург».

Эти истории показывают, что Макфол, может не самый старательный аппаратный функционер, но динамичный и эмоциональный политик. Он часто прибегает к самоиронии и не боится публично артикулировать собственные ошибки.

От Холодной войны к Горячему миру — это книга, в которой политический мечтатель Майкл Макфол описывает крах своих иллюзий. Еще с подростковых лет он увлекался темой отношений своей родины с СССР. Вокруг политики в отношении России Макфол выстроил свою карьеру. Но впоследствии признался сам: план его жизни рухнул, он так ничего и не перезагрузил. Зато стал вторым в истории Соединенных Штатов послом, которому Россия запретила въезд на свою территорию. Первым был посол, который служил в Москве во времена Холодной войны. Рассказ о том, как из «большого друга русской демократии» он превратился в персону нон грата, поражает своей честностью и откровенными деталями о взаимодействии с топовыми российскими должностными лицами и самим Путиным. Его Макфол называет помешанным параноиком. Не дипломатично, зато честно, как и вся риторика бывшего посла.

По версии Макфола, в мире Путина нации никогда не действовали самостоятельно. Скорее они были инструментами и рычагами, которыми манипулирует американский государственный аппарат. Революция роз в Грузии, украинские майданы, Арабская Весна — конспиролог Путин искренне верит, что это все спецоперация спецслужб США. Макфол считает, что у Путина и его товарищей из КГБ развился комплекс неполноценности относительно ЦРУ, потому что СССР рухнул, а США — нет. Чтобы переварить свое поражение в холодной войне, они должны были поверить, что проиграли очень грозному противнику, который располагал чрезвычайной силой и ресурсами. «ЦРУ — мощная организация, но она не способна творить чудеса, которые ии приписывает Путин», — пишет Макфол. Самое ужасное в таком подходе российского президента то, что он нападает на другие страны и вмешивается в политику независимых государств, прикрываясь образами, основанными на его конспирологических выводах.

Эта книга ценна не только для тех, кто интересуется геополитикой. Макфол — хороший сторителлер. Он остроумно описывает встречи делегаций на самых высоких уровнях. Учит читать между строк и правильно трактовать заявления политиков после совместных закрытых встреч. И подмечает впечатляющие мелочи: слишком высокий голос Путина во время сложных переговоров, десять видов яиц от редких птиц во время протокольных обедов, грубость российской протокольной службы, которая заставляла членов американской делегации мерзнуть на улице при минус 20, а топовых политиков из Белого дома — проводить несколько часов на взлетной полосе после прилета в Москву.

«Мы злоупотребляли словами „обеспокоены“ и „очень обеспокоены“. Во время одной дискуссии я пошутил, что нам нужно будет теперь говорить очень-очень обеспокоены“, потому что в последнем заявлении мы были лишь очень обеспокоены“», — Макфол честно и не без иронии приоткрыл кулисы международной политики. И создал честное описание отношений между США и Россией — нашим сильнейшим союзником и злейшим врагом.

Железная вода, Мирослав Лаюк, Видавництво Старого Лева

Я из Черновцов — это город, где старшеклассники на переменках судачат о гомоэротике в отношениях своей славной землячки Ольги Кобылянской и Леси Украинки. Ладно, может, не все черновицкие старшеклассники, но те, кто ходили на экскурсию в музей Кобылянской и видели переписки писательниц — точно. Как человек, который с детства помешан на творчестве Леси и Ольги, я танцевала от счастья, когда наконец об общении этих женщин заговорили адекватно. Не бросаясь ни в желтизну, ни в пуританство. Эти отношения — один из эпизодов в новой книге современного украинского писателя Мирослава Лаюка Железная вода.

starylev.com.ua
Фото: starylev.com.ua

Действие его романа происходит в двух измерениях. Первое — при жизни Леси Украинки. Она путешествует по карпатским селам, преодолевая горные маршруты. Из поколения в поколение до нас дошли противоречивые предания о Лесиных путешествиях. Писательница посещала семью Ивана Франко, пианистку Ольгу Окуневскую, заезжала в санатории и останавливалась у местных жителей. Мирослав Лаюк собирает факты и вымыслы вокруг Лесиных странствий и рассказывает историю, через которую короткими этюдами раскрываются судьбы людей, которые следовали за Лесей или встречались на ее пути.

Второе измерение — наше время. Молодой человек после долгого отсутствия дома, возвращается на малую родину. Предварительно он рассказывает театральному режиссеру о никому неизвестном письме Ольги Кобылянской к Лесе Украинке, которое есть у его семьи. Помешанная на отношениях двух писательниц режиссер отправляется вслед за владельцем письма. Так начинается их приключение: сентиментальное и комичное, похожее на роуд-муви.

Роман полон любви к украинской интеллигенции и отечественной литературной классике. Не той любви, которая помахивает национал-патриотическим хвостом между страниц школьных учебников по украинской литературе. А любви взрослой, осознанной, когда смакуешь деталями и выстраиваешь вокруг них богатую и яркую экспозицию. Без малейшего намека на шароварщину, автор погружает читателей в карпатские села, знакомит с гуцулами, плотогонами, интеллектуалами и их современными потомками. И приоткрывает нам настоящую Лесю. Не из плоти и крови, не вблизи. А скорее ее тень, за которую мы вот-вот готовы схватиться, еще одну страницу — и поймаем ее за руку.

Романом Железная вода Лаюк поставил новую планку в художественном проговаривании украинской классики.

Компас ценностей, Мандип Рай, Yakaboo Publishing

Однажды меня спросил отец:

— Что такое «ценности», как думаешь?

yakaboo.ua
Фото: yakaboo.ua

Я попыталась поупражняться в красноречии, отвечая как школьница-отличница на уроке.

— Ценности — это жизненные ориентиры. Это смыслы, которые определяют, что является абсолютным добром, к которому стремится человек.

— Ценности — это то, ради чего ты готов идти на жертвы.

Это был хороший урок, как определить истинные ценности и не сводить их к «всему хорошему против всего плохого».

Я вспомнила этот разговор, когда нашла в магазине Компас ценностей — сборник эссе науковици и журналистки Мандип Рай. Ее называют експертка мирового уровня из глобальных ценностей. Звучит, как очень размытый описание специальности. Но это действительно ее специальность. Мандип Рай построила свою карьеру вокруг исследования ценностей. Она работала в ООН, Еврокомиссии и ряде авторитетных международных организаций, исследуя цели устойчивого развития и права человека. Мандип объездила весь мир как репортер Reuters и BBC World. Готовя материалы для этих изданий, она могла вблизи увидеть, как ценности влияют на жизнь страны и их народов. Так возникла идея книги Компас ценностей, которая объединила 101 текст — каждый об отдельной стране и краеугольный камень ее идентичности. То есть ценность, которая определяет менталитет и национальную идею того или иного государства.

Компас ценностей состоит из пяти разделов. Это своеобразная классификация ценностей, по которой упорядочены эссе. Каждый эссе посвящен отдельной стране и ценности, которая, по мнению автора, наиболее точно ее описывает. Например, в разделе Ценности изменений Мандип Рай рассказывает об эстонской эффективность, нигерийский драйв, португальское познания. Остальные разделы: Ценность непрерывности — об уважении традиций и памяти, Ц инность взаимоотношений — об отношениях между родными и незнакомцами, Ценность общины — о поведенческих и общественные нормы и Фундаментальные ценности — они определяют, кто мы и что мотивирует нас в жизни. Сами эссе — это краткий анализ исторического бэкграунда страны и попытка сформулировать ее своеобразную культурную язык, определяет множество аспектов жизни народа.

Каждое эссе передает персональный опыт автора во взаимодействии с той или иной страной. «В аэропорту Пхеньяна нас окружила группа солдат, и в меня целились из пистолета. Я была на седьмом месяце беременности» — так начинается эссе о Северной Корее и лояльности — ценности, от которой зависит выживание местного населения. «„Немедленно удалите фото!“ — я стою посреди Санкт-Петербурга, и это взывает сутенер» — первые предложения эссе о России и силе духа — определяющую ценность этой страны, по мнению Мандип Рай. «Нам не обязательно есть, нам достаточно знать, что нас боятся», — цитирует Мандип Рай другого российского собеседника, описывая, как тяжело говорить с русскими об их проблемах и как отчаянно они терпят ужасные условия жизни «погружаясь в резервуар силы духа и самосохранения».

Если ценность — это действительно то, ради чего мы готовы идти на жертвы, Мандип Рай точно не ошиблась, определяя ключевые ценность Украины. Для нашей страны автор выбрала свободу, написав трогательное и сильное эссе о Революции достоинства.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X