Спасают должности, пенсии и карьеры. Забужко рассказала, как ее эссе спровоцировало скандал в мире западных исследователей России

14 января, 19:55
Широкую огласку получило эссе Оксаны Забужко «Как читать русскую литературу после Бучи» (Фото:@Оксана Забужко/Facebook)

Широкую огласку получило эссе Оксаны Забужко «Как читать русскую литературу после Бучи» (Фото:@Оксана Забужко/Facebook)

В западном мире славистических исследований — после десятилетий стереотипного изучения славянского мира с акцентом на Россию — начались революционные изменения, толчок которым дало вторжение РФ в Украину.

Об этом в интервью Радио NV рассказала украинская писательница Оксана Забужко. Анализируя десятилетия целенаправленного российского влияния на западный мир, она напомнила «о нескольких поколениях русскоцентричной славистики, фактически тиражировавшей то, что мы называем русскими методичками» во многих западных университетах.

Видео дня

Впрочем, отметила Забужко, сейчас Запад находится «в процессе пробуждения и отрезвления» относительно России. Более того, украинской писательнице удалось активизировать эти дискуссии после того, как в апреле 2022 года в литературоведческом издании The Times Literary Supplement вышло ее эссе под названием «Как читать русскую литературу после Бучи».

https://www.youtube.com/watch?v=qiI8IkDA9ys&embeds_euri=https%3A%2F%2Fnv.ua%2F&feature=emb_imp_woyt

«Этот текст стал одним из самых скандальных текстов, мною написанных, — отмечает Забужко. — Это не совсем Польові дослідження українського сексу, конечно, по масштабу. Но по уровню — пошло просто как огонь по соломе по всей Европе».

Эссе переведено на 22 языка, рассказала писательница, и «подняло настоящую бурю в славистике». «В некоторых странах оно до сих пор обсуждается и до сих пор дискутируется — собственно, в тех русскоцентричных, где политики, как в Германии, до сих пор рассказывают, что „это война Путина, а не Пушкина“. В апреле эссе публикует Neue Zürcher Zeitung, и сразу начинаются возмущенные письма немецких и швейцарских славистов. Потому что в принципе статья обращена именно к этой публике — и вполне заслуженно», — объяснила Забужко.

Она признала, что была рада бурной реакции на эссе, в котором она называет русскую литературу «маскировочной сеткой» для российских танков. «Ибо они [западные исследователи РФ и ее культуры] поняли, они отреагировали. Они не за русскую литературу бросились сражаться. Они бросились биться, прошу прощения, за собственные должности, пенсии, карьеры. Ибо я задала вопрос очень в лоб, и они прекрасно его поняли: где вы были все предыдущие 20 лет, когда русский фашизм рос, процветал, креп? Почему вы не предупредили, когда это было вашей обязанностью? Вы знаете язык, вы профессионально исследуете страну, вы за это получаете деньги. Что вы исследовали? Почему вы не показали этой деградации современной русской культуры, которая сопровождала появление нынешнего русского фашизма? Как вы упустили фашизм? Почему вы в это время исследовали творчество Людмилы Улицкой, Владимира Сорокина, не предупредив, что оба издаются в России тиражами три тысячи экземпляров. А тиражами 150 и 200 тысяч экземпляров издается массовый вал: „Донбасс в огне“, „Украина в огне“, где прописаны все сценарии войны в Украине за 10−15 лет до начала этой войны», — напомнила Забужко.

Она назвала именно массовую русскую культуру — включая псевдоисторическую литературу и кинематограф — «информационной и психологической подготовку войны». «Ни одна, извиняюсь, славистическая с*ка на Западе не написала об этом. Не то что диссертации о современной российской массовой культуре так называемой, вот об этой военной пропаганде — и статьи не написала! Где вы были, за что получали деньги? Тут и поднялся дикий, яростный вой. Тут и поднялось: ага, Забужко атакует Толстого, Забужко призывает запретить русскую литературу. И все остальные передергивания», — рассказала писательница.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Однако, по ее словам, благодаря масштабам скандала и споров «эта статья взбудоражила дискуссию в пределах уже целого этого славистического цеха». «То есть когда молодежь, младшие слависты, сказали: а действительно, почему славистика — это русистика? Почему нас учат только по старыми лекалам, только русскому и сербскому, будто это самые главные славянские языки? Почему нас не учат тем и тем? Почему целая структура славянского мира для нас завязана на России, что абсолютно неправильно? И эта революция младшего поколения и тех сознательных из старшего, кто не полностью подсел на российские деньги (потому что есть и такие) — эта революция уже в конце концов обозначилась. Уже произошел раскол, уже обозначились противоположные лагеря и „наши побеждают“. Уже повестка дня Ассоциации американских славистов объявлена. Ставится совсем другая повестка дня, уже вопрос об изучении этнических меньшинств России. То есть в поле зрения попадают вот эти самые финно-угорские, тюркские и другие народы, которые в перспективе, возможно, обретут право на самоопределение. Определенная подготовка будущего распада России — интеллектуальная, информационная — тоже намечается», — заверила Оксана Забужко.

Редактор: Инна Семенова
Показать ещё новости
Радіо NV
X