За мгновение до падения. Пять книг о жизни на грани

28 июля 2018, 15:06

На границе в книгах этого обзора находятся не только герои контркультурного подполья - богемные художники или наркоманы - но даже обычные пенсионеры во время войны на Востоке.

Объединяют же их всех так же не обстоятельства жизни или способ существования, а то, что может удерживать на поверхности - вера, любовь, дружба или обязанность.

Видео дня

Алістер Кроулі. Щоденник наркомана. – Х.: Фоліо, 2018

Автор этой книги, среди предшественников которого - Эдгар По и Уильям Берроуз, при жизни считался колдуном, последователем Мрака, наиболее культовой фигурой «темной» литературы ХХ века. Хотя на самом деле - и это подтверждает Дневник наркомана - нам раскрывается творчество поэта, философа, наконец, просто «живого» человека, который жил на грани жизни и смерти. Впрочем, не стоит надеяться, что книга рассказывает о наркотиках, ведь во время, когда жил Кроули, открытость не была в почете, зато все «жареное» скрывалось среди историй о человеческих отношениях, любви, дружбе.

На этот раз исторический фон - это Париж и Лондон, о котором рассказывается в первой части книги. Жизнь богемы, опускание на дно, куда засасывает ежедневное употребление веществ, которые якобы возбуждают творческое воображение. Выжить удается не каждому, и поэтому нужен учитель, который появляется уже во второй части. Именно здесь речь о тайном учении Кроули, которое обосновывает желание людей употреблять наркотики, вдохновляясь состоянием измененной реальности.

Ноа Гоулі. За мить до падіння. - Х.: Віват, 2018

Эта книга - от автора Легиона и Фарго, культовых сериалов, и не удивительно, что она сразу стала бестселлером. История о ходячей проблеме - художнике, пьянице и повесе, который во время перелета на самолете попадает в компанию еще более сомнительных героев. В частности медиамагнат и финансист, который путешествует с семьей, также имеет свои тайны. Как ни странно, но они становятся важными после того, как самолет терпит крушение, и спасается только художник. Что это было? Теракт, катастрофа или месть конкурентов? Ведь все произошло среди бела дня, зато загадка заключается в том, что объединяло пассажиров, которые все-таки имеют что-то общее - в бизнесе и жизни. Кроме того, что по воле судьбы герой-художник остается с детьми одного из погибших пассажиров, автор вводит еще несколько параллельных линий сюжета.

Следователи из ФБР собирают среди обломков катастрофы возможные доказательства, сотрудники агентств безопасности ищут ответы на вопросы об истинных причинах аварии, а пресса тем временем подозревает самого художника, который в канун трагедии нарисовал картину с падающим самолетом. И все ходят на грани догадки, которая, на самом деле, проявляет совсем другого, настоящего убийцу.

Роберт М. Зоннтаг. Сканери. - Брустурів: Дискурсус, 2018

В свое время Татьяна Толстая в романе Кысь рассказывала о постапокалиптическом мире без книг, а Владимир Сорокин в своей Манаразе удивлял читателя временами, когда на произведениях классиков готовят изысканные блюда для гурманов. Почти то же в этой истории о мире 2035, где все книги оцифрованы, будучи доступными в электронных библиотеках. И только главный герой, который сканирует книги в работе, не согласен с таким положением вещей. Подпольные книжники выбирают его для осуществления миссии по спасению литературы для будущих поколений. Война между цифрой и буквой должна состояться уже как террористическая деятельность, поскольку слишком давно мир существует без запаха типографской краски и шороха книжных страниц.

Неудивительно, что очень скоро жизнь героя находится на пределе, его разыскивают. «- Увага! Ця особа є членом терористичного угру­пування Книжкова гільдія. Зональне управління разом з Ultranetz розшукують цього чоловіка. Він є ватажком терористичного осередку, відповідального за е-атаку, здійснену два дні тому в п’ятому кварталі. Він озброє­ний та дуже небезпечний».

Ірвін Ялом. Брехуни на кушетці. - М.: Клуб Семейного Досуга, 2018

Думал ли автор этой книги в начале своей карьеры, что ему суждено работать не в научной лаборатории, занимаясь распределением лекарств в психофармакологии, а попасть в самую гущу своей профессии? Вот это, действительно, жизнь на грани, то есть на грани реального - работа с пациентами, чьи истории иногда напоминают фантастическое путешествие в самые потаенные уголки человеческой психики. Чего стоит уже первая, об ухаживаниях семидесятилетнего врача за своей тридцатилетней пациенткой, которая напоминает головокружительные приключения Памелы Андерсон во времена ее брака с рок-звездой Томми Ли. «Частенько могла щось таке утнути, але почала втрачати останні дещиці самоконтролю, - розповідає лікар. - Тільки уявіть: під’їжджала на шосе до якогось мікроавтобуса чи вантажівки, досить високого, щоб водій міг бачити її в машині, задирала спідницю й мастурбувала на швидкості вісімдесят миль за годину. Божевілля! А тоді трохи далі по шосе виходила і, якщо водій їхав за нею, зупинялася, залазила до кабіни й робила йому мінет».

И если у той же Памелы Андерсон в играх с любимым это было «безобидной» сексуальной выходкой, то в этом случае речь о жизни на пределе. Ведь пациентка резала себе руки, пила и кололась героином, меняя психотерапевтов, как перчатки, и не задерживаясь более двух дней в больницах из-за скандального характера. И таких историй «на грани» в сборнике психотерапевтических рассказов, поверьте, хватает.

Андрей Курков. Серые пчелы. - Х.: Фолио, 2018

По сюжету этого романа, жизнь обоих главных героев находится на грани жизни и смерти. Дело в том, что оба оказались в серой зоне во время войны на Востоке - только вдвоем в заброшенном селе. Один из них - пенсионер, занимается пчелами, и в гости к которому, бывает, приходят бойцы из украинского войска. Второй - его одноклассник, который дружит с сепаратистами. Первому приходится переехать к знакомому пасечнику в Крым, чтобы уберечь пчел.

«Серые пчелы способное в любое время суток беспокойство вызвать, ощущал он только по отношению к своїм пчелам. Но сейчас у них зимовка, а стенки в уликах толстые, сверху на рамках да подкрышками закрытыми - листы войлока. Снаружи по бокам - пластины железа. Но хоть ульи и в сарае, все равно дурной снаряд может с любой стороны прилететь. Тогда осколки когут сначала железо посечь, а потом... Потом у них, может, и сил не станет деревянные стенки ульев насквозь пробить да пчелиную смерть посеять?..» Но на этот раз в его жизни впервые «отзываются» его подопечные, при этом неожиданным образом. Пчелы неожиданно начинают влиять на сюжет, двигая действие романа, и их хозяин уже не знает, кому доверять.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook и Instagram

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X