«Идеальный мир уже наступил». Писательница Гаська Шиян — о свободном сексе, феминизме и силе разнообразия

29 августа 2021, 14:45

О феминизме и изменениях в отношении общества к женщинам и женщин самых к себе за 30 лет независимости Украины Радио НВ поговорило с писательницей, переводчицей Гаськой Шиян.

Публикуем сокращенную и отредактированную версию разговора, полную версию интервью можно услышать на платформе НВ Подкасты.

— В XXI веке не все готовы говорить о феминизме. Эта идеология начинается со смелости сказать, какие у тебя предпочтения и следовать им. Когда ты нашла смелость в жизни делать то, чего хочешь?

Видео дня

— Я принадлежу к тем людям, которые не являются от природы смелыми. У меня смелость — это всегда преодоление каких-то страхов. Но при этом, мне кажется, что я до сих пор не переросла потребность подросткового бунта, поэтому мне всегда было очень трудно вписываться в какие-то конформистские правила. Меня что-то другое, наверное, толкало делать иначе, чем принято. Это во мне на самом деле было всегда, с детства. Особое обострение было в подростковом возрасте, но часто на действия, поступки, поведение, которые со стороны кажутся смелыми, больше толкает сильный внутренний страх и борьба с собой.

— Какие могут быть страхи у женщин в XXI веке? Очень популярный упрек, когда говорят о феминизме: «Какого права еще вам не хватает?».

— XXI век очень благоприятный для страхов. Если взять исторически, наверное, это одно из самых комфортных времен для жизни человека. Не на всем земному шаре, но в значительной его части. Несмотря на это XXI век нам принес очень много неврозов, стресса. И очень много, я думаю, маленьких невротических фобий, когда ты каждый день боишься каких-то внешних рисков, болезней, например. Поэтому на самом деле страхов много, боязни много. Но если говорить о женщинах, здесь я всегда шучу, что женщинам просто пока не хватает только того, чтобы мужчины могли вынашивать и рожать детей, их выкармливать. С практической точки зрения, это, наверное, единственная вещь, которой мне не хватает, но пока медицина этого вопроса не решила и не известно, когда решит.

— Если посмотреть на то как менялась роль женщины в течение твоей жизни. Чувствуешь ли ты разницу между тем, как живешь ты и как жила твоя мама или бабушка? Какие есть победы за эти годы независимости?

— Здесь я могу сделать какие-то достаточно объективные выводы, потому что я могла наблюдать. Очень важно понимать, что, например, в советские времена очень табуированной, подавленной и зажатой была вообще человеческая сексуальность и, в частности, женская. То есть женская сексуальность не считалась чем-то, что можно обсуждать, что можно принимать во внимание. Например, в Америке женщины до сих пор борются вообще за право на декрет, а в Украине значительно актуальнее: чтобы женщина не засиживалась в декрете три года. Когда я все это анализирую в различных общественных контекстах, для меня феминизм — это прежде всего о борьбе женщины за право делать так, как ей комфортно, как ей хочется, а не так, как ей навязывает внешняя среда.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

— Как менялось это восприятие в твоей семье? Чего хочет женщина и что ей разрешено?

— Мне еще повезло застать одну из моих прабабушек. У нее была старшая сестра, которой гадалка нагадала, что ей нельзя выходить замуж, если она выйдет замуж, то умрет. Она себе взяла в голову именно эту фразу. А тогда какие были порядки? Сестры должны были по очереди замуж выходить, а сначала — старшая. И когда к ней приходили свататься, то она всегда говорила: «Нет-нет-нет, я не хочу, мне не надо того, идите свататься к Прасковье». И она прожила почти 100 лет, эта баба Каська. На самом деле это очень эмансипационная и такая феминистская история, потому что она в начале прошлого века решила, что не хочет замуж, не хочет семью. А мои бабушки и дедушки имели достаточно традиционные семейные роли. Но при этом, например, один из моих дедушек готовил. Когда моя мама родилась, моя бабушка работала на фабрике и только три месяца побыла в декрете после рождения. И поскольку дедушка тоже работал на фабрике, он привозил ей младенца на фабрику, кормить грудью. Это ситуация, которая даже в современном контексте рассматривается тоже довольно феминистической.

Гаська Шиян (Фото: Facebook / Halya Kerosina Shyyan)
Гаська Шиян / Фото: Facebook / Halya Kerosina Shyyan

— Как ты думаешь, была у нас сексуальная революция?

— Я считаю, что сексуальная революция у нас происходит сейчас.

— Я бы хотела упомянуть о начале 1990-х. С 1992 года по 2003 год выпускался эротический журнал с откровенными эротическими, но не порнографическими фотографиями. Была ли революция тогда?

— В 1990-х была очень особая ситуация. Это не была сексуальная революция, потому что сексуальная революция — это не просто когда ты получаешь доступ к свободному сексу и материалам сексуального характера. Сексуальная революция — когда ты переосмысливаешь, анализируешь. Поэтому я говорю, что это происходит сейчас. Потому что сейчас есть одновременно и возможность разнообразной сексуальной жизни, но при этом уже приходит осознание таких понятий, как согласие, и осознание, что любая человеческая сексуальность является нормальной. От асексуала до пансексуала, а посередине спектр в 125 различных терминов и названий. И все это нормально. И тебе важно для себя в первую очередь определиться, что тебе нужно. Это я называю уже таким здоровым этапом сексуальной революции.

— А где мы на шкале этой революции? Мы заботимся о своем теле, мы признаем, что сексуальные. Но много все еще у нас комплексов, которые из Советского Союза, из церкви.

— Каждый варится в своем пузырьке, поэтому мне трудно оценить. В моем пузырьке мне кажется, что идеальный мир уже наступил. А есть много людей, которые еще для себя это откроют.

— На каком этапе находятся современные женщины? По моему мнению, мы уже там, где каждая женщина может надеть мини-юбку, независимо от того, насколько далека от патриархального идеала 90−60−90.

— Я тебе больше скажу: знаю конкретные примеры мужчин, которые уже себе могут позволить выйти в платьях. Поэтому я думаю, что мы на этой шкале на нормальном месте. И это на самом деле касается не только, собственно, свободы самовыражения и феминизма, но также на самом деле тенденции моды это очень классно отражают. Мода является очень сильным отражением общества и общественных движений. Тот факт, что мода нас не ставит в такие резкие рамки, это уже свидетельство того, что общество значительно свободнее. Лично для меня важно быть одетой в соответствии с ситуацией. Не потому что я себя как-то ограничиваю, я в этом вижу какую-то практическую сторону.

— Современная украинская женщина учитывая путь, который мы преодолели, кто она?

— Современная украинская женщина имеет очень большой спектр, кем быть. Мы знаем женщин, которые воины; мы знаем женщин, которые решают быть матерями; мы знаем женщин, это объединяющих. Мы знаем женщин успешных предпринимателей. То есть современная украинская женщина очень разная. Современная украинская женщина может быть хипстеркой с цветным волосами или супер дивой, которая каждый день надевает какой-то другой мега-модный образ. Это очень здорово, потому что в разнообразии сила. Это надо культивировать.

Слушайте подкаст на эту тему
Показать ещё новости
Радіо НВ
X