«Не нужно ждать, что министр культуры или какой-то пупсик сделает все за тебя». Интервью Сергея Жадана с Владом Троицким

7 сентября 2021, 08:20

Влад Троицкий, режиссер и основатель театра Дах, в интервью писателю и ведущему Радио НВ Сергею Жадану рассказал о низовой культуре, национальной идее и искусстве в украинских городах. Публикуем его сокращенную и отредактированную версию.

Слушайте подкаст на эту тему

— У тебя очень много проектов и они резонансные. Хотелось бы о них поговорить.

— В Украинском доме у нас был удивительный проект ко Дню Независимости Шлях до. Он проходил с 25 по 28 серпня. Это такой мультимедийный, мультидисциплинарный ритуал: и современный танец, и мультимедиа, и новая опера.

Видео дня

Здание Украинского дома достаточно специфичное. Раньше в нем был музей Ленина, и за годы независимости там толком ничего не произошло. Туда меня пригласили для того, чтобы сделать шаг в переосмыслении пространства.

Мы сделали первый кейс в феврале. Это была Re: post-опера LE, которая посвящена 150-летию Леси Украинки. Тогда было очень круто, но мы играли только один раз, поэтому очень мало людей посмотрели. И тут решили сделать по-взрослому, четыре дня. В последний день уже был ажиотаж — набилось человек на 200 больше, чем могло поместиться. Я считаю это знаковым событием.

Украинский дом находится Европейской площади. Это должна быть знаковая история: Крещатик, Европейская площадь… А при этом ничего не поменялось. В этом символ застывшего «совка», который всю нашу страну пронизывает.

— Как-то немного модернизируется, но не сильно?

— Разделение Украины на самом деле не в западе и востоке, не в русскоязычных и україномовних. Разделение — в тех людях, которые остались с ментальностью совка, которых больше всего в госсекторе, в области культуры, образования, медицины, во всем, за редким исключением. Где-то происходит модернизация, но это фактически реформы на кладбище. Ты попадаешь в прекрасный фильм От заката до рассвета, который тебе сначала улыбается, а потом солнышко зашло, и все превратились в кадавров, упырей.

При этом уже достаточно много людей вышли из инфантильного патерналистического ожидания, что кто-то за них порешает: мэр, президент, Рада, кто-либо. И они начинают брать ответственность за свою жизнь и мир вокруг себя в свои руки.

Это происходит в разных городах. В том же Харькове — это известный, прекрасный арт-завод Механика. В Херсоне — это URBAN САД, в Мариуполе еще больше. Мы там фактически запустили прекрасную историю с этим Центром современного искусства, отель Континенталь, который трансформировался совершенно в новое.

Арт-завод МЕХАНИКА Иная Земля/Facebook
Фото: Арт-завод МЕХАНИКА Иная Земля/Facebook

В Днепре сейчас заканчивается капитальный ремонт Днепровского центра современной культуры. Это одно из первых зданий Днепра, а сейчас — очень модерновый центр современного искусства. Туда уже переехал A house of Europe из Киева, потому что здесь не нашли адекватного пространства, там представительство Французского института, Гете, Бритиш, и свои активности.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Во Львове это Fest Republic, LM Station, Повидло. В Ивано-Франковске Промприлад, Филюк. В Луцке очень удивительный Центр сучасного мистецтва Корсаків. Это такие инициативы на местах, которые в целом меняют ландшафт города и наполнение, смысл. То есть оно уже не рефлексирует на совок, а находится в модерновом современном представлении Украины.

Только что мы 30-летие независимости отпраздновали, и я думаю: от чего независимость? Можно сказать, от совка, от России, но мне кажется, одно из определений — это независимость от единомыслия. Вообще любая империя — это…

— Отсутствие плюрализма, отсутствие инакомыслия.

— И это разномыслие — со своими факапами, да, со своими конфликтами, — это то, что называется «непричесанная» свобода. Это меня очень сильно привлекает в Украине. Это наше уникальное. То, чего давно уже нет, например, в Европе и в Америке.

Это и наши Майданы. Эта свобода и объединение людей было сконцентрировано «против», но теперь нам надо научиться объединяться «за». Это гораздо сложнее.

Потому что против — очень просто. Не важно, кто враг — Янукович, Россия, кто угодно. Поиск врага и поиск зрады — это, конечно, сладкое занятие. Но другое дело, когда ты вместе, понимая свою разность, понимая, что люди разные, есть и «ватники», «вышиватники», всякие люди. Что нас объединяет? Если посмотреть беспристрастно, чуть отстранившись, 30 лет — это все-таки достаточно короткий срок.

— За тем, что ты говоришь, вырисовывается словосочетание «национальная идея».

 — Сейчас я тоже причастен к проекту на Хортице о поиске идентичности. Текст написал Ярослав Грицак, редакция Сергея Плохия. То есть это очень приличный текст и там размышления по поводу того, что Украина всегда была пограничной страной.

Из-за того, что была Османская империя, была Австро-Венгрия, Речь Посполитая, Литовцы, Россия. И ты все время должен сохранять свою идентичность. Из-за того, что это слишком мощные эгрегоры, ты должен каждый раз находить какой-то компромисс и входить.

Тогда получается свобода всегда ущемленная. Но большинство людей могут не осознавать, что такое свобода. Что за нее нужно отвечать, что это ответственность. Что кроме того, что борешься за свободу, свобода — это еще свобода созидания. И когда мы переходим вот эти 30 лет, наша страна фактически первый раз получила возможность созидания.

Полная версия интервью – на YouTube-канале Радио НВ

Эффективно ли мы использовали эти 30 лет? Можно спорить. То, о чем говорил Василий Стус или Иван Франко, украинская культура всегда начинается с нуля, потому что культура на деле определяет надстройку. А получается, что мы забываем какие-то совершенно фантастические события, которые будто смылись, будто их и не было. И сейчас я понимаю, что особенно в нынешнее медийное время, память очень короткая становится.

За 30 лет фактически не было создано ни одного современного здания, связанного с культурой во всей Украине, только сейчас, буквально последние два-три года они начали создаваться. И это факап. Сейчас это в Украине началось снизу, и может быть это даже сильнее. Потому что когда идет движение снизу…

— Ты за это сам отвечаешь, не переводя ни на кого.

 — Ты не ожидаешь, что министр культуры или какой-нибудь пупсик должен тебе что-то, ты должен сам придумать.

Во время Гоголь Fest мы забрасываем семена в разные города, и они там начинают проростать. Это не просто entertainment (развлечение — НВ), не просто мы привезли какое-то искусствочко, народ посмотрел, их развлекли, качество — кому-то нравится, кому-то не нравится. Даже не в этом дело. Ты можешь привозить самые гениальные вещи, но если это только показ, только entertainment, то афтепати ничего не остается.

— Это зерно не прорастает.

 — Да, это долгое зерно. Тебе нужно долбить-долбить-долбить, это должны быть годы. Сейчас идет большой проект Резиденции в Мариуполе, приехал режиссер из Греции, работали из Германии, Швейцарии, Британии… И ты понимаешь, что уже сознание ребят из Мариуполя вписано в мировой контекст, они понимают, для них Германия — это уже не абстракция, это конкретные люди, с которыми можно работать. Ты можешь поехать туда, у тебя есть реальный обмен опытом, ты уже вписан не в местечковую, не в провинциальную локальную штуку, а в мировой контекст. И то же самое, в каждом городе это происходит.

Гоголь Fest, который я когда-то придумал, государство должно подхватить. Не даром все-таки этот фестиваль вошел в пятерку лучших фестивалей Европы. У него действительно уникальный формат.

У независимого сектора сейчас нет своей инфраструктуры. Только в последние годы она начинает появляться. Соответственно, появляется запрос на конкретных менеджеров, которые могут этим управлять не инфантильно, а формировать какие-то другие запросы.

Но культурному менеджменту нигде не учат. Получается самообразование. Но самообразование должно быть где-то, привязанное к конкретным совершенно проектам. Ты не можешь теоретически обучиться культурному менеджменту.

Поэтому это тоже школа менеджмента, школа коммуникации с зарубежными партнерами, выстраивание коллаборационных проектов. И вход сюда, как импорт, экспорт продукции — это все достаточно серьезные знания.

— Ты готовишь один из Гоголь Фестов, который теперь будет в Херсоне. Расскажи о нем, пожалуйста.

— Мы его уже там два раза проводили. Dreams называется. А в этом году будет уникальное там событие — 30 из 40. Это будет в пустыне, в Олешковских песках. И вот теперь 40 — пустыня, Моисей… 30 мы уже прошли, осталось 10!

То, что мы делали в Мариуполе в этом году, мне кажется, очень крутой проект на трассе Мариуполь-Донецк — Дорога додому. При чем меня поразила одна вещь. Мы делали проект на реке Калка. Я не знал, что Калка (на которой была битва, известная со школы), что это под Мариуполем. Я думал, это где-то в Московии, а это вот оно, здесь.

То есть, опять же, понятно, что Россия вероломная и циничная. Но она присваивает себе из-за того, что мы сами не держим свою историю. И там мы сделали очень крутой объект Древо жизни на этом заброшенном мосту. И там был очень красивый перфоменс. А сейчас будет перфоменс 30 из 40. Даха Браха, ребята татарские, танцоры и танцевальные коллективы Херсона.

GOGOL Train
Фото: GOGOL Train

3 сентября (интервью было записано 1 сентября — НВ) стартует первый поезд в Херсон в рамках проекта ГогольTRAIN. ГогольTRAIN — это такая артерия, которая все сшивает. В идеале, конечно, было бы хорошо, чтобы это был такой постоянно путешествующий поезд, такой Burning Man на колесах. Нам сейчас нужно открыть Украину для себя.

Это уникальный экспириенс, можно познакомиться с крутыми людьми. Вы приезжаете, потом едете в пустыне, и это вообще супер. И при этом там еще начинается театральный фестиваль Мельпомена Таврии и тут же недалеко Джаз Коктебель. Поэтому вы можете вообще получить себе супер культурную программу. А потом у нас будет поезд в Харьков, Львов и Днепр.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X