Фрейд на диване и Лифарь на жатве. Пять книг, которые изменят ваше отношение к классике

15 октября 2020, 18:49

В этих книгах — истории о знаковых людях, судьбы которых поражают не меньше чем творчество.

@ НВ
Фото: @ НВ

Неожиданные ракурсы, неизвестные факты, тщательный анализ и внимание к деталям — все это делает даже из исторического исследования настоящий триллер и детектив.

Видео дня

Приятного чтения!

Ганс-Мартін Ломанн. Зіґмунд Фройд. — К.: Видавництво Жупанського, 2020

издательство Жупанского
Фото: издательство Жупанского

Биография отца психоанализа в этой книге — не просто формальное описание его жизни, но прежде всего тщательное исследование, сделанное известным немецким автором. Раннее детство, роль отца, матери и няни, которая ее заменяла. Юношеские годы в Париже, пристрастие к кокаину, который, как писал герой книги к невесте, делает его смелее и разговорчивее, знакомство с Юнгом, первые и последующие труды. В целом автор освещает фигуру Зигмунда Фрейда как с помощью контекста эпохи и связи в частности литературы с психоанализом в начале ХХ века, так и путем детального анализа его научных работ. Впрочем, никакие скандальные случаи из биографии Фрейда — детская сексуальность или юношеская зависимость от наркотиков — в книжке не выделены, поскольку все внимание уделено исключительно интеллектуальной жизни главного героя. По сути, его история воспринимается как один роман — с эпохой, наукой, жизнью.

Серж Лифар. Роки жнив. — К.: Варто, 2020

Варто
Фото: Варто

Это первое издание на украинском языке мемуаров известного танцовщика и хореографа, который принес мировую славу родному Киеву. Период, описанный в книге — киевское детство, отрочество, юность, которая пришлась на бурные гуды в истории Украины. Интересно, что род Лифарей имел козацкие корни, дед-помещик в описываемые годы присоединился к партии братьев-хлеборобов, которая сформировалась вокруг Скоропадского, зато сам автор воспоминаний, утомленный изменениями власти в городе, ждал прихода Добровольческой армии Деникина. Таким образом, перед нами жизнь главного героя до его отъезда в Париж, культурную столицу мира. Вернулось имя легендарного артиста на родину только после обретения Украиной независимости, ведь в самой Франции он считался коллаборантом, хотя французское гражданство, предложенное де Голлем в 1965 году, не принял, ответив, что остается украинцем.

Катерина Лебедєва. 22: Містичний випадок на Вознесенському узвозі у Києві. — Х.-К., Видавець Олександр Савчук, Бібліотека українського мистецтва, 2020

Издатель Александр Савчук, Библиотека украинской искусства
Фото: Издатель Александр Савчук, Библиотека украинской искусства

В этой книге автор рассказывает о страшном и мистическом случае, который произошел в Киеве в ночь на 22 марта 1922 года, когда известный художник, которому исполнилось 22 года, был задушен в собственном доме. Убийцы демонстративно разложили вокруг трупа драгоценности, которые были в доме, подтвердив, таким образом, что это было не ограбление. Поэтому смерть юного художника Леся Лозовского, ученика Георгия Нарбута и Михаила Бойчука, который учился в Украинской Академии искусств, стала символической расправой, нужной — кому? Автор шаг за шагом расследует дело, рассказывая о жизни своего героя с 1917 года, когда он поступил в Академию, до момента гибели на Вознесенском спуске. Среди участников этой истории, в течение которой власть в Киеве сменилась четырнадцать раз — известные фигуры тех, с кем общался главный герой: Анатоль Петрицкий, Михайль Семенко, Лесь Курбас, Александра Экстер, Иван Падалка. На самом деле это динамичное, поражающее чтиво с исторической достоверностью и глубоким психологизмом.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Степан Процюк. Відкинуті і воскреслі. — Брустурів: Дискурсус, 2020

Дискурсус
Фото: Дискурсус

Парадоксальность этой книги заключается в том, что в ней представлены очерки как о тех писателях, кого советская система уничтожила, так и о непосредственных воспевателях этой системы. При этом даже портреты классиков вроде Нечуя-Левицкого, Франко и Леси Украинки представлены с необычного ракурса. Зато фигуры эпохи Расстрелянного Возрождения (Михайль Семенко, Николай Кулиш, Евгений Плужник) контрастируя с уцелевшими современниками режима (Павел Тычина, Николай Бажан, Остап Вишня) вписываются в общую парадигму «пропащих сил» украинской советской литературы. При этом трагические судьбы Григора Тютюника и Василия Симоненко логично завершают позднюю эпоху репрессий «национального» в официальной литературе. В целом «Нет ничего удивительного в том, что Украина, которая пережила гнет нескольких империй с разными ценностями, Голодомор и холодомор, рожала так много отступников, приспособленцев и равнодушных, — считает автор. — Уверен, что на месте украинской истории с другими народами было бы не лучше».

Андрей Краснящих. Писатели в Харькове. Слуцкий. — Х.: Права человека, 2020

Права человека
Фото: Права человека

В этом исследовании харьковского периода жизни известного классика соцреализма автором также впервые собрано поэтическое наследие Бориса Слуцкого, посвященное городу, в котором он жил с 1922-го по 1937-й и в 1946—1948-х годах. Сам сборник — и дань памяти поэту, и упрек местной власти, которая ни «своих» не принимает, ни «чужих» не пускает, если вспомнить официально разбитый барельеф Юрия Шевелева 2013 году в Харькове разбили и сняли мемориальную доску историку украинского языка и литературы Юрию Шевелеву — НВ). Поэтому ни улицы имени Слуцкого, ни памятника поэту в городе, сформировавшем его стиль, который, в свою очередь, по словам Иосифа Бродского, изменил всю тональность российской послевоенной поэзии, в Харькове нет. Существует разве только переулок Слуцкого — в его родном Славянске. И хотя его хрестоматийное стихотворение Кони в океане Евгений Евтушенко называл «шедевром мировой поэзии», сам поэт предвидел свое забвение в будущем: «С недоверием глядит / поколенье деток: / для него я троглодит, / для него я предок, // для него я прошлый век, / скукота зеленая, / для него — не человек, рыба я соленая, // рыба я мороженая, в сторону отложенная».

Показать ещё новости
Радіо НВ
X