Реформа, Ройтбурд и раритеты. Как живет Одесский художественный музей

6 августа 2019, 06:50

На днях неизвестные ограбили Одесский художественный музей, скандалы вокруг которого не утихают с зимы 2018-го года, когда его директором был назначен художник Александр Ройтбурд. Саша Горчинская выясняла, почему произошла кража и что еще могли вынести.

В ночь на 2 августа, Одесский художественный музей ограбили неизвестные. Об этом сообщила замдиректора музея Александра Ковальчук у себя в фейсбуке. Воры вынесли из кабинета два рабочих ноутбука.

Видео дня

Репортер НВ Саша Горчинская побывала в Одесском художественном музее за неделю до этого инцидента. Там встречалась с Александрой Ковальчук, которая, в частности, рассказывала и о том, что в музее недостает охраны, при том, что некоторые экспонаты стоят очень много денег. Почему худмузею не могут обеспечить охрану и из-за чего депутаты Одесского облсовета продолжают нападки на Ройтбурда, читайте в интервью НВ.

— Назначение Александра Ройтбурда в свое время вызвало целый шквал критики. Периодически эта волна снова поднимается в новостях и соцсетях. Как сейчас с этим обстоят дела?

— Многие критиковали Александра Ройтбурда вначале и говорили, что музей теперь потеряет свой историко-культурологический облик, а современное искусство вытеснит коллекцию XVI—XIX вв. Но поскольку этого не случилось, страхи постепенно ушли.

Буквально два месяца назад мы открыли новый зал после реновации. Серебряковский зал, где мы сейчас сидим — тот самый, где раньше в течение многих лет с потолка текла вода. Здесь были недопустимые условия: летом — жара до 35 градусов, зимой могло быть 10−12 градусов тепла. Теперь же люди видят, что коллекция музея пополняется картинами разных годов и эпох, старые работы реставрируются. Поэтому критика чуть поутихла.

Серебряковский зал Одесского художественного музея (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Серебряковский зал Одесского художественного музея / Фото: OFAM / Одеський художній музей

Однако еще более странно видеть такую реакцию со стороны оппозиционных депутатов в Одесском облсовете, которые никогда не переступали порог этого музея до того, как начался скандал с назначением директора.

— Почему продолжается критика Ройтбурда?

— Мне кажется, это и личная антипатия, непонимание Александра как художника, непонимание его мировоззрения, так и желание отомстить экс-главе Одесской обладминистрации Максиму Степанову [возглавлял ОГА сразу после Михеила Саакашвили, с 12 января 2017 по 10 апреля 2019 года] за то, что он назначил Ройтбурда против воли части депутатов облсовета.

Зал икон до реконструкции и после (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Зал икон до реконструкции и после / Фото: OFAM / Одеський художній музей

— Может, у них есть какой-то личный интерес? Например, назначить директором «своего» человека?

— С трудом представляю, кого они могли бы назначить кроме бывшего директора Виталия Абрамова. Он, кстати, и сейчас продолжает работать в музее, заведует одним из отделов.

Конечно же, мы очень гордимся тем, что у нас есть работы Ивана Айвазовского, которого обожают посетители

Если честно, не стоит очередь из желающих руководить музеем, в котором все сотрудники получают минимальную зарплату, 4 тыс 173 грн. И на эту зарплату одинаково сложно найти что дворника, что ведущего научного сотрудника.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

В целом, для меня большой секрет и загадка, кого бы они хотели видеть руководителем этого музея вместо Ройтбурда.

— А посетителей больше стало?

— Одесский художественный музей — одна из главных локаций города, куда приходят и одесситы, и гости из других городов. Особенно любят к нам приходить киевляне, которые на выходе признаются, что они — в приятном шоке, и не ожидали такой классной выставки. Это при том, что в Киеве насыщенность культурным продуктом в разы больше.

Раньше самой свежей картиной в экспозиции музея была картина Сидящий пророк Александра Ройтбурда. Музей купил ее в 1989 году и это было последнее произведение искусства, которое было куплено этой институцией, а, возможно, и любой такой институцией в Украине. Сейчас же у нас есть новые работы, которым полгода, год — это коллекция XXI века.

— Вы говорили, что до скандала большинство чиновников никогда не переступали порог музея. А сейчас заходят?

— К нам приходили многие депутаты Верховной Рады, я даже сбилась со счета, сколько человек. Приходили почти все министры [действующего Кабмина].

Выставка Марии Куликовской в одном из ходов в гроте музея (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Выставка Марии Куликовской в одном из ходов в гроте музея / Фото: OFAM / Одеський художній музей

Музей находится в собственности облсовета и один из органов, которому мы отчитываемся — управление имущественных дел. И прошлым летом глава этого управления приходил к нам на музейник [российского поэта и литературоведа] Дмитрия Быкова как обычный рядовой посетитель.

Я вижу в этом очень хороший знак. Чиновники становятся реальными потребителями того продукта, который генерирует музей: выставки, концерты, экскурсии, другие мероприятия. Это важно.

— Что еще вы бы реформировали в музее?

— Реформировать нужно еще много чего. Музейная сфера в Украине в целом крайне «зарегулирована». Мы должны, например, согласовывать с облсоветом, если хотим нанять дополнительного дворника, дополнительного реставратора, научного сотрудника.

Выставочный в Одесском художественном музее (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Выставочный в Одесском художественном музее / Фото: OFAM / Одеський художній музей

Это удивительный момент под названием «Примерное штатное расписание», который регламентирует количество сотрудников для музея такой категории, что совершенно абсурдно. Если у нас будет работать больше научных сотрудников, которые, к примеру, умеют работать с детьми, музей будет зарабатывать больше денег, обеспечивая, при этом, детей культурным продуктом.

— От этого документа нельзя отказаться?

— Его ввел Минкульт, а теперь не может ликвидировать, потому что это каким-то образом привязано к Министерству финансов. Они не могут добиться от Минфина, чтобы те выдали резолюцию, позволяющую ликвидировать этот документ.

Если честно, не стоит очередь из желающих руководить музеем, в котором все сотрудники получают минимальную зарплату, 4 тыс 173 грн

В целом, существует много сдерживающих факторов, убрав которые, можно высвободить огромный потенциал не только в нашем конкретном музее, но и в музейной сфере в Украине в общем.

— Расскажите, на что особенно стоит обратить внимание в музее. Есть у вас какая-то гордость, экспонаты, которые вы бы выделили среди всего?

— Сейчас в нашем музее работает 26 залов, коллекция начинается работами XVI века и заканчивается XXI веком — современностью. У нас есть выставочные залы, где теперь не стыдно проводить временные выставки.

Кроме того, выставка проходит и в гроте. [старинные катакомбы, один из выходов из которых раньше вел до Приморского бульвара. Сегодня для посетителей доступна лишь часть ходов и пещера, имитирующая природную].

Конечно же, мы очень гордимся тем, что у нас есть работы Ивана Айвазовского, которого обожают посетители. Это, например, работа Купание овец [1878 год].

Святослав Вакарчук смотрит на картину Купание овец, автор -  Айвазовский (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Святослав Вакарчук смотрит на картину Купание овец, автор - Айвазовский / Фото: OFAM / Одеський художній музей

На втором этаже у нас — потрясающая коллекция соцреализма. Там же, в экспозиции ХХ века есть работа одесского художника Александра Ацманчука Полет и это тоже один из хитов и хайлайтеров музея. Это одна из любимых работ молодежи, а молодежь действительно стала приходить к нам гораздо чаще.

Также у нас есть три ранних этюда [художника, который в свое время учился в Одессе] Василия Кандинского, которые также стоит увидеть, потому что его ранние работы редко можно увидеть в экспозициях иностранных музеев.

— В соцсетях читала комментарии и отзывы о вашем музее, посетители действительно хвалят его. Но многие просят убрать «советское наследие» — «бабушек», музейных смотрительниц. Что вы об этом думаете?

— Во-первых, это не советское наследие. Смотрительницы есть в Европе, в американских музеях тоже.

У нас хранятся коллекции, которые стоят миллионы, а иногда и сотни миллионов, а иногда и миллиарды гривен

Недавно на эту тему писала пост Ярослава Гресь, которая упоминала, об одном из музеев Дании, где все сотрудники — люди третьего возраста.

На самом деле, у нас почти нет бабушек — у нас много довольно молодых женщин. Все они сегодня — наши амбассадоры, которые с огромным рвением готовы что-то подсказать, рассказать, они всегда доброжелательны и улыбчивы.

— А что с охраной?

— Для украинских музеев это — большая проблема. Все из-за недостатка финансирования. И это при том, что у нас хранятся коллекции, которые стоят миллионы, а иногда и сотни миллионов, а иногда и миллиарды гривен. А охраняются они одним или двумя полицейскими на весь музей. Это большой риск для музейного фонда Украины и для государства в целом.

[В июне 2005 года из Одесского художественного музея украли оригинал картины Ивана Айвазовского Морской вид 1865 года, на момент кражи ее оценивали в сумму около 1,75 млн грн, позже полицейские нашли вора, а картину вернули].

Девушка смотрит экспозицию в музее. (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Девушка смотрит экспозицию в музее. / Фото: OFAM / Одеський художній музей

У музеев должна быть возможность вести видеонаблюдение, возможность блокировать все выходы в случае необходимости. Просто развесить камеры — не поможет. Должен быть человек, который будет все время в них смотреть, следить за порядком. А лучше — два человека.

— Есть ли сегодня люди, возможно, частные коллекционеры, которые хотели бы что-то подарить музею? Или, может, наоборот, были попытки купить у вас что-то?

— Купить у нас ничего нельзя — это абсолютно невозможно. А что касается подарить — мы постоянно анализируем нашу коллекцию, смотрим, чего не хватает и ищем людей, которые были бы готовы восполнить для нас эти пробелы.

Федор Сердюк (слева) и Александр Ройтбурд. В центре - скульптура, которую Сердюк подарил музею. (Фото: OFAM / Одеський художній музей)
Федор Сердюк (слева) и Александр Ройтбурд. В центре - скульптура, которую Сердюк подарил музею. / Фото: OFAM / Одеський художній музей

Недавно нам подарили скульптуру [украинской художницы] Марии Куликовской, которую она делала для выставки. Это сделал Федор Сердюк, основатель компании FAST, купил скульптуру, чтобы она осталась в нашем музее. Люди активно отзываются на наши призывы помочь.

Показать ещё новости
Радіо NV
X