Королева Канн. Леа Сейду о кинофестивале на набережной Круазетт, четырех премьерах и «сумасшедшем» Абделатифе Кешише

8 июля 2021, 16:27

Французская актриса Леа Сейду нарасхват на 74-м Каннском кинофестивале — тут она представит целых четыре своих новых фильма, пишет о ней журнал Deadline, поместивший Сейду на обложку свежего номера и озаглавивший статью — Королева Канн.

Четыре фильма, в которых снялась Сейду, попали в официальный отбор Канн: это работы режиссеров Уэса Андерсона и Арно Деплешена, с которыми она работала раньше, а также первая совместная работа с Бруно Дюмоном и Ильдико Эньеди.

Видео дня

«Это безумие, — говорит Сейду. — Я снялась в одном американском, европейском и двух французских фильмах, и все они такие разные. Это здорово, что все они были отобраны Каннами».

Издание отмечает, что Канны — второй дом для Сейду. Она пропустила только один фестиваль с 2013 года, когда она получила Золотую пальмовую ветвь за фильм Жизнь Адель. Свой первый визит в Канны Сейду совершила в 2007 году, вскоре после начала своей карьеры, и за 14 лет зарекомендовала себя как один из самых популярных актеров Франции, пустив корни в Голливуде. «У меня много ярких воспоминаний о Каннах, — говорит она. — Конечно, я чувствую себя как дома».

Bertie Watson/Deadline
Фото: Bertie Watson/Deadline

Дед Сейду является председателем французской кинокомпании Pathé, а брат ее дедушки — председателем Gaumont, но когда она начинала карьеру, семья не создавала для нее никаких возможностей. «Я вообще не выросла в этом мире, — настаивает она. — Я из этой культурной семьи, но в то же время в детстве я была совершенно одна. Я была неудачницей. Я очень плохо училась в школе, и я всегда чувствовала себя немного сиротой».

Актриса вспоминает, что благодарна за свою карьеру в кино невзаимной влюбленности: она влюбилась в актера и пыталась доказать ему, что станет более популярной. «Я победила, — смеется Сейду. — На самом деле, только потому, что он меня никогда не любил».

«Я всегда чувствовала себя прозрачной, как будто я могла стать кем угодно; Я могла быть кем угодно. Это странное чувство, но я похожа на пустую страницу, и люди могут проецировать на меня что-то», — говорит Сейду.

По ее словам, роль в Французском вестнике Уэса Андерсона близка ее ощущениям в жизни. Здесь она играет Симону — тюремного надзирателя, которая становится музой заключенного в тюрьму художника Мозеса Розенталера (Бенисио дель Торо). Строгий охранник Симона наслаждается свободой, которую ощущает, когда позирует обнаженной художнику. «Это небольшая роль, — говорит она. — Но я чувствую, что [Симона] - концентрат всего. Это забавно, очень забавно. Это глубоко. Она очень холодная, но при этом очень эмоциональная».

Кадр из фильма Французский вестник
Фото: Кадр из фильма Французский вестник

Сейду считает работу с Андерсоном особенной: «Он такой уникальный режиссер. Его фильмы можно узнать по эстетической форме. Работать с ним очень вдохновляет». И сравнивает этот опыт с работой с Квентином Тарантино. «Это действительно похоже на театральную труппу, которую они оба собирают, — говорит Сейду. — Для них кино — это спектакль. С Уэсом у вас нет трейлеров или зеленой комнаты. Вы делитесь всем с другими актерами и техниками. Мы все спим в одном отеле и каждую ночь вместе ужинаем. Он знает имена всех статистов. Нет никакой иерархии».

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

По ее словам, Андерсон также настоял, чтобы в Каннах съемочная группа его фильма остановилась в одном отеле за пределами Канн: «Он действительно видит в нас семью. И Квентин такой же».

Bertie Watson/Deadline
Фото: Bertie Watson/Deadline

Она с любовью вспоминает съемки у Тарантино в Бесславных ублюдках. «Квентин был первым большим режиссером, с которым я работала, — говорит актриса и рассказывает, как они столкнулись в Каннах в 2019 году: «Он сказал: «Я так горжусь тобой и горжусь тем, как ты выросла как актриса». Я была так тронута. Представляете, как безумно было работать с ним для молодой актрисы 22 или 23 лет?»

«Я не хочу быть французской актрисой, — говорит Сейду о своих амбициях. — Я хочу быть актрисой. Я хочу поехать за границу и не имею никаких ограничений. Даже с мужчинами и женщинами, мне не нравится гендерная принадлежность. Женственность и мужественность. Я люблю актеров, которые одновременно мужественны и женственны. Я не люблю зацикливаться на чем-то конкретном».

Актриса вспоминает, что съемки в фильме Жизнь Адель были сложными для нее, а сцены секса заставили ее почувствовать себя «проституткой». Двухмесячные съемки разрослись до пяти месяцев, иногда с 18-часовыми рабочим днем, а объектив режиссера Абделатифа Кешиша был нацелен на исполнительниц главных ролей даже в частные моменты, когда они не знали, что снимают. «Это было очень сложно, — говорит она. — Это было сложно, потому что Кешиш сумасшедший. Он сумашедший. Он манипулировал нами, и это было чрезвычайно сложно на психологическом уровне».

Кадр из фильма Жизнь Адель
Фото: Кадр из фильма Жизнь Адель

Также она рассказала, что Кешиш запретил ей смотреть фильм перед премьерой в Каннах. Жизнь Адель была показана ближе к концу фестиваля 2013 года, и Сейду умоляла директора фестиваля Тьерри Фремо позволить ей предварительно просмотреть фильм. «Я подумала, о боже, это дерьмо. Он вырезал почти половину фильма. Мы сняли столько сцен, которых нет в фильме. Я думала, что для меня это будет конец», — вспоминает Сейду и добавляет, что после того, как фильм получил восторженные реакции после показа для прессы, они были «в облаках» аж до церемонии награждения в конце фестиваля.

Сейду не скрывала своего дискомфорта во время съемок. Свои первые подобные комментарии она сделала на каннской пресс-конференции, на которой присутствовал Кешиш. Позже режиссер пригрозил подать в суд на Сейду за клевету, и они до сих пор избегают друг друга.

Bertie Watson/Deadline
Фото: Bertie Watson/Deadline

Тем не менее, актриса говорит, что гордится этой работой: «Я горжусь фильмом и горжусь тем, что прошла через этот процесс. Кино — это способ учиться чему-то и расти, и хотя мне было неудобно испытать это, теперь я чувствую, что могу все».

«Играть не должно быть комфортно. Вы должны положить на стол свою плоть и кровь», — добавляет Сейду.

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X