Говорят и показывают. CEO главных украинских сетей кинотеатров рассказывают о том, как они пережили два локдауна — интервью

4 февраля 2021, 15:08

Сразу после первого коронавирусного локдауна по кинотеатрам больно ударил карантин выходного дня, а потом украинцы стали свидетелями еще одного рождественского локдауна.

Журналистка Радио НВ выяснила, вернется ли зритель в кинозалы и чем можно его поощрить, в разговоре с главным исполнительным директором Multiplex Романом Романчуком и CEO Планеты Кино Натальей Байдан.

Видео дня

Роман Романчук

CEO сети кинотеатров Multiplex

Наталья Байдан

CEO сети кинотеатров Планета Кино

— Мне кажется, после всего пережитого уничтожить украинские кинотеатры просто невозможно. А какой момент для вас был самым тяжелым?

Н. Б.: — Наверное, для нас очень ошеломительной стала новость, когда нас просто закрыли и сказали: карантин, эпидемия — будет локдаун. Мы сталкивались с различными кризисными явлениями до этого, но это был самый большой кризис именно для кинотеатрального бизнеса не только в Украине, но и во всем мире.

— То есть мнение министра [культуры и информационной политики Александра] Ткаченко о том, что «мы не против локдауна; мы против того, чтобы его вводили неожиданно, по крайней мере предупреждайте», имеет смысл?

Н. Б.: — Мы были очень поражены, потому что не знали, что будет дальше. В марте прошлого года для нас это была очень серьезная новость; мы не знали, как будут развиваться события. Голливуд закрылся также, все рынки закрылись, и никто не знал, что будет дальше. Все обращения к американским коллегам на протяжении марта и апреля вообще не находили никакого ответа — они говорили, что «мы сами не знаем, что дальше». Только летом мы более или менее начали понимать, каким образом эта ситуация может развиваться, и тогда уже начали что-то планировать.

Р. Р.: — Когда кинотеатры открылись, стало легче делать первые шаги, потому что хотя бы небольшое посещение все равно является посещением, и это уже какой-то уровень доходной части. Сложный период, о котором Наталья уже говорила, — это период именно локдауна, когда вообще нет ни копейки доходов на счету. Самыми тяжелыми, я думаю, являются сами по себе вызовы (кроме тех, о которых сказала Наталья), касающиеся наличия, частоты переноса контента.

Это был беспрецедентный год, поскольку все каноны, которые работали в индустрии до этого [оказались неактуальными]. Мы знали по большому счету весь репертуарный план заранее, за год с небольшими переносами. Но в этом году все было радикально по-другому. Относительно некоторых премьерных показов, блокбастеров мы понимали, выходят ли они, только за два-три дня до премьеры.

Самым сложным, скорее всего, были вопросы, связанные с переговорами и определенным сокращением работы для персонала, поскольку мы были вынуждены и в первый локдаун, и во время второго принимать какие-то неординарные решения о работе команды; о том, что нужно выходить на какой-то сокращенный график, сокращенный режим. Это, безусловно, оставило какой-то отпечаток на доходной части каждой семьи, каждого нашего сотрудника. Это было самым сложным.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

— Для понимания ситуации и масштаба случившегося: сколько вы потеряли, начиная с марта, можете назвать конкретные цифры?

Р. Р.: — Вообще [показатели] 2020 года по сравнению с 2019-м по количеству посещений и по доходной части зависели от месяца: от нуля [то есть -100% — НВ], когда был полный локдаун, до -55% по сравнению с 2019 годом. То есть лучшие наши показатели 2020-го за тот или иной период — это была половина 2019-го. И к сожалению, даже этих периодов было не очень много, это скорее определенное количество недель за весь 2020 год. А в среднем это больше было похоже на 60%, 70%, где-то в этом диапазоне.

Н. Б.: — Я поддерживаю все, что сказал Роман — у нас была такая же ситуация. Мы потеряли до 60% в денежном эквиваленте по сравнению с 2019 годом и около 60% наших зрителей.

— Надеялись ли вы на поддержку государства? Как выкручивались из ситуации?

Р. Р.: — Выкручивались по-разному. Если говорить о государстве, в сухом остатке нельзя сказать, что государство не помогло, поскольку мы в конце года получили две существенных категории помощи. Существенные из возможных. Мы получили гранты от Украинского культурного фонда и поддержку по президентскому закону, который вышел 8 декабря…

— О восьми тысячах гривен [денежной помощи]…

Р. Р.: — Да. Но достаточно ли этого? Если говорить о нашей индустрии, о нашем бизнесе, этого радикально недостаточно. Да, это поддержка, нельзя ее дисконтировать в ноль — это точно лучше, чем ничего. Но в целом отрасль и этот бизнес с его бизнес-моделью инфраструктурно очень тяжелые в поддержании с нулевым доходом. Поэтому в целом это [была] небольшая часть [доходной части].

Lloyd Dirks via Unsplash
Фото: Lloyd Dirks via Unsplash

— Я знаю, что вы разработали приложение, придумали сертификаты, которые можно было купить, а посетить кинотеатр позже, посмотреть какую-то другую ленту или вернуться к ней позже. Расскажите об этом.

Н. Б.: — Да. Весной, когда нас закрыли, мы начали коммуникацию внутри компании относительно того, каким образом выходить из этого кризиса. Мы очень хорошо понимали, что доходы ниоткуда не возьмутся, поэтому наша компания (потом, насколько я знаю, и Multiplex такую же штуку сделали) предложила зрителям сертификаты, которые они покупают сегодня, а уже воспользоваться ими могут в течение года. Сказать, что это решило все наши вопросы — нет. Но эта лояльность наших зрителей, которую они выразили, и сертификаты, которые они покупали, давали надежду на то, что мы все же вернемся…

— Что они все же придут в кино после локдауна.

Н. Б.: — Да, на то, что они нас любят, ждут нас, что наши зрители также абсолютно уверены, что все вернется. И это было самым важным.

Р. Р.: — Очень коротко добавлю: у нас вообще в этот период первого локдауна компания превратилась в определенный хакатон на несколько месяцев: каждую неделю мы генерировали какие-то идеи, и это было положительно не столько с точки зрения бизнес-ценностей (поскольку многие идеи не были внедрены), но даже для команды в то время, когда все закрыты и все такое пессимистическое вокруг, это была достаточно положительная энергия, для того чтобы выстраивать что-то новое.

— Где вы сейчас ищете фильмы для проката? Новое кино в 2020 году почти не снимали.

Н. Б.: — В принципе, работает уже отлаженный механизм: есть украинские дистрибьюторы, которые предоставляют нам права на определенный контент, мы с ними очень плодотворно сотрудничаем, постоянно имеем контакт. Они находят для нас альтернативные варианты, потому что, к сожалению, голливудские релизы в основном все же переходят на весну, лето и осень. Более того, мы уже работали с таким контентом продолжаем это делать), как музеи, концерты, альтернативные фильмы, а также артхаус, очень много разных лент мы возвращаем [в прокат].

Опять-таки, голливудские студии в поддержку кинотеатров по всему миру предложили возвращение некоторых лент, которые были очень популярны несколько лет назад. Это Гарри Поттер (мы полностью повторили показ «поттерианы» в прошлом году), сейчас возвращаем Хоббита, и сейчас еще речь идет о Властелине колец. То есть все эти фильмы мы стараемся вернуть для нашего зрителя, потому что они были очень популярными. И зритель, в принципе, очень радостно возвращается, чтобы снова посмотреть их на большом экране.

Р. Р.: — Вы заметили, что фильмы в 2020 году не снимались. Все выглядело немножко по-другому: то, что должно выходить на большие экраны в 2020-м, на самом деле было снято в 2019-м или даже в 2018 году. Вопрос в выходе [лент]. И съемки, кстати, в 2020 году достаточно живо проходили. Менее живо, чем в предыдущие годы, но сказать, что не было никаких съемок, было бы так же не очень справедливо. Вопрос в том, когда студии принимают решение о выходе [ленты]. И в данном случае Украина, к сожалению, не является определяющим рынком, поскольку определяющие рынки с точки зрения мировых студий — [Соединенные] Штаты, Китай, Англия, Европа в целом, то есть крупнейшие рынки. И в период локдауна они определяют периоды выхода того или иного блокбастера на этих рынках.

— Я специально просмотрела киноафишу на нескольких сайтах, в частности на портале Мультиплекса — и там столько всего, что я просто растерялась. Возможно, вы сориентируете, что сейчас смотреть вместе с семьей или самому?

Р. Р.: — На самом деле, если говорить о количестве контента, который сейчас выходит, нельзя сказать, что он супер-скудный.

Alex Litvin via Unsplash
Фото: Alex Litvin via Unsplash

— Он наоборот очень разнообразен.

Р. Р.: — Да, он очень разнообразен. О том, что смотреть: каждая кинотеатральная сеть пытается тот или иной период держать как можно больше контента для как можно более широкой аудитории. Мы стараемся, чтобы зритель мог найти в любое время ответ на свой запрос относительно семейного похода [в кино], [по фильмам] для детей и для тех, кто любит разные жанры. То есть наша задача — наполнить сетки сколь возможно более разнообразными жанрами, для того чтобы мы отвечали запросам большого количества зрителей.

— А как изменились вкусы ваших зрителей за время пандемии?

Р. Р.: — После того, как мы открылись в июле, мы увидели, что именно семейная аудитория возвращается очень медленно. Но со временем все стало более или менее таким, каким и было до всех локдаунов. И на сегодняшний день мультик Душа, который мы показывали в декабре, показал, что спрос на семейное кино есть и очень много семей с детьми вернулись в кинотеатры. Они готовы идти в кинотеатры снова.

— Сейчас очень распространены различные стриминг-платформы. Чувствуете ли вы конкуренцию? Если да, то как возвращаете зрителей?

Р. Р.: — Мы действительно конкурируем с [стриминговыми] платформами. И не только. Я бы сказал, что прежде всего мы конкурируем с альтернативой проведения свободного времени. И в этом ракурсе платформы — одна из категорий наших конкурентов. Поэтому наша стратегическая задача заключается в том, что мы должны предоставлять зрителю как можно более качественный [вариант] времяпрепровождения. Если говорить более предметно и фокусно относительно [стриминговых] платформ, то кинотеатр предоставляет примерно такой же контент. Но посещение [кинотеатра], то есть атмосфера, которую ощущает зритель, радикально иная. И стратегическая задача нашей индустрии — эту атмосферу улучшать и как можно больше отдалять от «домашнего дивана», предоставлять более эксклюзивную атмосферу. Поскольку, действительно, с точки зрения контента платформы будут все больше, активнее и [оперативнее относительно дат] выхода лент.

— Я могу объяснить, почему хожу в кино с дочкой: для меня это момент сопереживания всего зала, — как-то реагирую я, как-то реагируют люди вокруг, и мне это даже нравится сравнивать. Это определенный момент совместной энергии, как в театре. Все зрители выходят после сеанса какими-то другими. Я прав?

Н. Б.: — Да, совершенно верно. Это, пожалуй, решающий момент: сама эта социализация и коллективное переживание каких-то определенных моментов и являются определяющими, почему люди хотят смотреть кино в группе других людей — они коллективно определенным образом очень эмоционально реагируют на какие-то моменты. Все эти эмоции и являются решающим моментом, почему люди идут в кинотеатр.

— А как насчет коллективного просмотра кино онлайн? Как по мне, это немного странная штука, но она также сработала. Насколько я поняла, человек может купить билет, как в кино, и посмотреть фильм дома.

Р. Р.: — Это определенные продукты, которые выпускают онлайн-платформы для коллективного просмотра с доставкой попкорна и тому подобное. То есть это попытка как можно больше расширить средний чек на одного зрителя онлайн-платформы. Это определенный шаг к тому, чтобы «домашний диван», так сказать, превратить в некий коллективный просмотр. Я думаю, что это вообще имеет определенный смысл, но лично я не думаю, что это будет каким-то глобальным трендом, поскольку все же социализация, о которой говорила Наталья, имеет достаточно устойчивый тренд. И кино и театры в этом случае находятся в более выгодном положении в отношении коллективного просмотра.

— В прокат также вернулись украинские фильмы, — я видела Атлантиду, Бесславных крепостных… Насколько активно реагирует на них аудитория? Насколько активно покупают билеты, смотрят?

Н. Б.: — Ситуация с украинским кино в последние несколько лет прогрессирует. Есть украинские фильмы очень высокого качества — то, что привлекает нашего зрителя, — но есть и фильмы, которые, к сожалению, пошли не очень удачно в украинских кинотеатрах. Однако процесс идет, и мы реально прогрессируем. У нас уже есть то, что мы можем показывать украинскому зрителю. И в принципе, те же Бесславные крепостные прошли [прокат] довольно неплохо.

Я считаю, что есть определенные вопросы маркетинга, промо именно украинских проектов, но мы над этим тоже очень плодотворно работаем и с дистрибьюторами, и с продюсерами украинских фильмов. И я очень надеюсь, что в ближайшее время эта ситуация исправится и будет очень много качественных, красивых именно украинских проектов в украинских кинотеатрах.

28 января, например, мы начали показ Пика страха — это международный проект, но в частности он и украинский, поэтому это фильм очень высокого качества. Я надеюсь, что многие зрители посмотрят его и поймут, что украинское [кино] качественное и его стоит смотреть.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X