Следующие сто дней: Не быть жертвой. Колонка искусствоведа Зои Звиняцковской

13 июня, 17:29
Дэмиен Херст. Небо над кукурузным полем (Фото:PinchukArtCentre)

Дэмиен Херст. Небо над кукурузным полем (Фото:PinchukArtCentre)

Я сижу за общим рабочим столом рядом с Ксенией и стараюсь не смотреть в ее компьютер. На экране у Ксении — сгоревшие здания, искалеченные тела, разбитая техника. На экране у нее — фото из Бучи и Бородянки, Ворзеля и Гостомеля.

Зоя Звиняцковская

искусствовед, журналистка

«О, мой дом», — тихо сама к себе вдруг говорит Ксения, останавливаясь, но через мгновение она продолжает листать макабрические фото. Ксения Малых, руководитель исследовательской платформы PinchukArtCentre, готовит фото и видеопрограмму для выставки современного украинского искусства в M HKA, известном музее в Антверпене. Когда выставка открылась, люди стояли перед видео дольше всего, не уходили и возвращались, в этом зале всегда было людно. Эта выставка наряду с экспозициями в Центре изящных искусств Bozar и Европейском парламенте является частью проекта Уяви Україну.

Видео дня

Я иду по подвалу берлинского артцентра Alte Münze — огромной заброшки в самом центре Берлина, которую городские власти отдали под выставку украинского искусства. Под ногами что-то скрипит, над головой — ржавые трубы. Не рекомендовано для людей с клаустрофобией, очень жутко. Время от времени по бокам открываются комнаты или просто ниши, в которых размещены фото, видео или инсталляции — работы украинских художников, оставшихся в Украине и продолжающих работать. Иногда это дневник осады, иногда дневник оккупации. Куратор выставки The Captured House (Восхищенный дом) Катя Тейлор говорит: «Нам предлагали разные помещения, но мы выбрали это, чтобы было максимально похоже на реальную жизнь. Хотим показать это всей Европе, следующая локация — Рим». Модератор экскурсии добавляет: «Нам в Риме предоставили прекрасное помещение с идеально белыми стенами, нужно что-то сделать, какие-то туннели из черной ткани, чтобы закрыть эту красоту, она не подходит к экспозиции». Рядом стоит немецкая кураторка, только что вылезшая из подвала и дающая интервью немецкому телеканалу — она едва не плачет, ее заметно трясет.

Эти и другие художественные проекты — первая инстинктивная реакция на войну и насилие, на трагедию, ужас и смерть. Первое желание: пусть мир увидит это, пусть узнает и пусть дрогнет! Это так понятно и так по-человечески, ничего не может быть естественнее этого. Но в то же время это ловушка: ловушка стать жертвой в глазах мира.

Быть жертвой — не то что легко, нет. Но быть жертвой — понятно, как это укладывается в железобетонные, незыблемые как горы шаблоны. Меседжи, паттерны поведения даже интонации понятны и для самой жертвы, и для тех, к кому она обращается. Реакция Запада на страдающих отработана двумя тысячами лет христианства — которое подробно и с яркими примерами учит, как и почему нужно помогать нуждающимся и вообще тем, кто оказался в затруднении. Мир знает, что делать: собрать деньги, дать еду, оказать помощь и предоставить убежище. Помочь несчастным жертвам насилия, агрессии, несправедливости.

У этого паттерна кроме понятных кратковременных преимуществ есть два стратегических недостатка. Первое — он одноразовый. То есть у него есть всем понятное начало, середина и конец. Увидели жертв — помогли им — вернулись к своим делам. Все, точка, цикл завершен.

Второе — он не меняет роли, наоборот, фиксирует их еще больше. Солнце восходит на Востоке, вот мы, огражденные от опасностей цивилизованные люди, а это они, несчастные страдальцы, с которыми сейчас случилась космическая беда. И помощь им парадоксальным образом еще раз цементирует их место на воображаемой карте мира.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Это, мягко говоря, не то, что нам нужно. Сейчас у Украины есть возможность изменить свое место на той же условной карте, став полноценным партнером, который добавляет свои смыслы в общеевропейскую культуру. Возможность сделать так, чтобы о нас упоминали не только во время эскалации войны, а чтобы мы стали постоянным собеседником, с мнениями которого считаются.

Для этого нужно предложить новые, важные смыслы, и они у нас есть. Не самый важный из них — новый взгляд на деколониальную и постколониальную проблематику. Здесь наша ситуация почти уникальна: страна-колония одной расы и уровня культуры с колонизатором в режиме реального времени не просто деколонизируется, но и мощно рефлексирует собственную деколонизацию на крупнейших мировых интеллектуальных и общественных площадках. Шутка о международном Институте деколониальных студий, который необходимо было бы учредить сейчас в Украине — не такая уж и шутка. Происходящее сейчас в нашей стране способно не просто изменить взгляд на эти процессы, но и вывести их наконец в мейнстрим мировой гуманитарной мысли, придав сверхмощный толчок новому направлению мировой славистики и вытянув сотни постколониальных исследований третьего мира из маргинеса.

Для этого нужно несколько изменить взгляд на наши потери, боль, страдания и смерть наших сограждан — и это уже делается. Акцент здесь, прежде всего, должен быть на преступлениях России — как вот в Russian War Crimes House, организованного Фондом Виктора Пинчука в Давосе, где стояла очередь из журналистов всех ведущих изданий мира, чтобы взять интервью у кураторов. И каждый, каждый раз звучал тезис о военных российских преступлениях. Понятно, что художественные проекты, посвященные боли, потерям и страданиям украинцев, еще будут, искусство должно это пропустить через себя, но этот акцент нельзя терять.

Наконец, для этого надо научиться упаковывать в современную маркетинговую обертку наше культурное достояние, и эта задача, как это ни странно звучит, едва ли не самая сложная из всех — у нас ведь нет в этом опыта и умений, а без этого культурный продукт не имеет шансов в мире. Да, прямо сейчас, во время войны надо учиться это делать и реализовывать в проектах следующие сто дней — и дальше столько, сколько потребуется.

Я сижу за общим рабочим столом рядом с Ксенией, мы отбираем короткие ролики об Украине для Ukrainian Evening, который состоится во время Ночи музеев у одного из европейских культурных институтов. «Вот? — Дааа, боже красота! Пусть они увидят, какая у нас страна. — А это? Да, и это тоже, конечно. — А это? — Нет, я бы не брала. Оно несчастное какое-то, не надо. Не хочу, чтобы нас жалели».

Не быть жертвой.

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X