«Я не слежу за скандалами». Первое большое интервью с новой главой Госкино Мариной Кудерчук

1 июня 2020, 12:34

В конце января 2020 года Госкино получило нового руководителя — Марину Кудерчук, которая возглавила агентство после второго этапа скандального конкурса, из которого до этого по загадочным причинам выбыла Юлия Синькевич, генпродюсер Одесского международного кинофестиваля.

Главный редактор Радио НВ Алексей Тарасов решил лично пообщаться с Кудерчук и узнать ее видение процесса развития украинского кино, выхода из пандемии для индустрии и собственных должностных обязанностей. Публикуем сокращенную и отредактированную версию интервью.

Видео дня

— В тех интервью с вами, которые я прочитал (их не очень много), вы говорили, что идентифицируете себя как кризисного менеджера. Можно ли сказать, что украинское кино сейчас в кризисе?

 — Мировой кризис связан с пандемией, но украинское кино развивается. Сейчас небольшая пауза в связи с карантином, но мы видим, что уже некоторые продакшены выходят из карантина на небольшие съемки. Сейчас мы проводим конкурс, скоро первый питчинг дебютантов. Я считаю, что мы уже выходим из этого кризиса.

— Вы приняли дела и посмотрели, что происходит. У вас было несколько месяцев для того, чтобы посмотреть, что там вообще в этом украинском кино, в Госкино. В каком состоянии дела?

 — Дела в хорошем состоянии. Сейчас пандемия дала нам время навести порядок в документах, активно запустить процесс диджитализации. Сейчас у нас все хорошо, и мы развиваемся.

— То есть кризиса нет?

 — Нет. Мы во время пандемии работали, в ограниченном количестве выходили работники, некоторые работали удаленно, кое-кто в офисе. Я каждый день была на работе, каждый день у нас были встречи и онлайн, и офлайн. Офлайн в ограниченном количестве, конечно…

— В Zoom, я полагаю, в Skype?

 — Больше всего в Zoom, WhatsApp, поэтому мы не очень почувствовали эту пандемию — только то, что где-то добираться на работу было сложнее, где-то какие-то встречи отменялись. Но мы работали каждый день.

— Конечно, у нас есть болезненные вопросы, которые мы должны обсудить. Один из них — это сокращение бюджета на поддержку кинематографа в Украине. Мы знаем, что это должно было быть 700…

 — Почти 760…

— Этот бюджет был сокращен на 303 миллиона гривен, да?

— Сейчас 455 миллионов, да.

— Исходя из того, что я знаю, представители киноиндустрии были немного обижены на то, что, как им показалось, вы не очень отстаивали эти деньги; что вы сказали: ну окей, мы должны пожертвовать этой суммой, мы должны сократить этот бюджет.

 — Это немного перекручено было, потому что я не сказала пожертвовать — я сказала, что если такая ситуация в стране, когда будет стоять выбор между поддержкой медицины и здоровья людей и поддержкой отрасли, это очень болезненный выбор, но мы готовы на то, что какие-то проекты мы можем немного отложить. Мы не отказались, потому что был разговор о том, чтобы отсрочить некоторые проекты, — но ради здоровья и поддержания медицинской отрасли нашей страны и здоровья наших людей.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

— Понимаете, когда мы формулируем эту мысль следующим образом: «если выбирать между больницами и кино», — конечно, почти каждый человек скажет, что мы должны выбрать больницу, так как врачи важнее. Но это несколько популистское мнение, потому что кино тоже важно, не так ли?

 — Конечно, культура сверхважна для общества, для его развития. Если я не писала каждый день в Фейсбуке, в любое свободное время… Здесь надо выбирать: или ходить по кабинетам, или писать в Фейсбуке. Я больше за действия, а не за слова. Есть результат.

— Окей, понятно. Но вы же знаете, что уже немного другие времена, соцсети — вы ничего не можете с этим сделать, вы должны рассказывать о том, что вы делаете.

 — В моей должностной инструкции не прописано, что я должна это делать…

— Понятно, понятно…

 — Я все же, в первую очередь, госслужащий, который защищает государственные интересы, интересы агентств и наши действия, для того чтобы оказывать государственную поддержку, поддерживать кинематографистов, но не для того, чтобы популяризировать себя и свои действия.

— Какой из разговоров был самым тяжелым, когда вы общались с теми людьми, которые хотели сократить на самом деле сократили) бюджет на поддержку кинематографии?

 — Я не хочу это комментировать, потому что нет тяжелых разговоров — есть или конструктивные, или неконструктивные разговоры. Есть результат: на сегодняшний день есть 450 миллионов [на кино], сейчас уже [состоялся] первый конкурс, отбор завершился, мы вчера опубликовали рейтинги. В течение месяца будет проведен питчинг дебютантов.

До Госкино Кудерчук работала в Запорожской ОГА (Фото: Министерство культуры и информационной политики Украины via Facebook)
До Госкино Кудерчук работала в Запорожской ОГА / Фото: Министерство культуры и информационной политики Украины via Facebook

— Давайте немного поговорим о Центре Довженко. Я знаю, что это также больной вопрос. Им тоже сократили бюджет, и директор этого центра Иван Козленко считает, что это персональная вендетта, что он что-то сделал, из-за чего сейчас работники уже четыре месяца не получают зарплату. Можете ли вы сказать, что происходит вокруг Довженко-Центра?

 — Я не понимаю, что говорит Козленко, я с ним даже не знакома — все наше общение на уровне писем. Его приглашали в Госкино, но он отказался по неизвестным мне причинам приехать. У нас официальная переписка — и все. Не может [такого быть], потому что у меня ни с кем никаких вендетт нет. Тем более, я его даже не знаю.

— А почему вы не познакомитесь? То есть вы утверждаете, что приглашаете его к диалогу или на встречу, а он не идет на этот диалог?

 — Я не могу отвечать за другого человека. Я открыта к любому диалогу, мы общаемся со всеми государственными предприятиями в сфере кинематографа, я их приглашаю к себе, они приглашают на экскурсии. Киностудия имени Довженко, Кинематика, Кинохроника — я на всех предприятиях была, и они ко мне приезжали. Я не могу силой притянуть к себе господина Козленко.

— Давайте обсудим это сейчас, потому что бюджет Довженко-Центра сокращен втрое, сейчас он составляет 3,3 миллиона гривен.

 — Давайте не передергивать факты. На сегодня паспорт не утвержден — есть рекомендации Минфина, которые мы выполняем и сейчас дорабатываем согласно рекомендациям. Сокращаются все бюджеты, не только Довженко-Центра, поэтому я считаю, что хайповать на этой теме не стоит.

— Мне было очень интересно то, что когда вы возглавили Госкино, многие говорили о том, что вы являетесь человеком «не из тусовки» кинопродюсеров, руководителей кинотеатральных сетей. Это хорошо или плохо?

 — Я считаю, что это хорошо, потому что я единственная из кандидатов, у кого есть образование и стаж в государственном управлении. В первую очередь, должность главы Госкино — это должность государственной службы, и нигде не прописано, что это должен быть человек «из тусовки». Это государственная служба, это административная должность, поэтому я не вижу в этом ничего плохого — в том, что я «не из тусовки». И прежде всего я равноудалена от этих продакшенов, от «тусовки», я не должна ни в чем ни перед кем отчитываться, и обязательств личного характера у меня тоже нет. Я пришла как независимый руководитель.

— То есть вы нейтральный человек?

 — Да.

— Как вы получили это предложение? Вам сказали: «Госпожа Марина, добрый день. Мы хотим, чтобы вы приняли участие в конкурсе на позицию руководительницы Госкино?»

 — Есть сайт НАДСа [Национальное агентство Украины по вопросам государственной службы, — НВ], где были размещены вакансии. Я подавалась на первый конкурс, но потом у меня все же в приоритетах было остаться в Запорожской области. Когда я подавала документы, я была на стажировке, меня назначили на должность, мне очень нравилась моя работа в области…

— Вы были заместителем…

— Заместителем председателя государственной администрации по гуманитарным вопросам и вопросам экологии. Для меня очень важна та работа, которую я там начала, и меня очень вдохновляет то, что сейчас человек, который на моем месте, продолжает совместно начатые дела, проекты. Это очень хорошо, у нас есть преемственность в этой структуре.

— А что изменилось, почему вы решили, что «вот мне нравилось, а сейчас я думаю — да нет, я бросаю это и хочу заниматься Госкино?»

 — Когда был объявлен второй конкурс, для меня это больше была попытка пройти конкурс на категорию А. Для меня это интересная работа, и я ее раньше хотела. Для меня решить этот вопрос — остаться на своей должности или идти сюда — было достаточно болезненным решением, но это был своеобразный экзамен.

То есть вы сами решили, подумали: окей, я вижу, есть такая вакансия…

 — Да…

— Это не было предложение со стороны, когда говорят: «Госпожа Марина, мы думаем, что вы будете очень хорошей главой Госкино, давайте вы примете участие в этом конкурсе». Нет, вы увидели вакансию…

 — Это конкурсная должность, как ее можно получить по предложению?

— Следили ли вы за ситуацией вокруг этого конкурса, в частности первого тура на должность нового главы Госкино?

 — Нет, я не следила. Я даже не следила за тем… Пока мне не позвонили и не сказали, что я победила в конкурсе, я в тот день даже без интернета была — у меня была поездка по интернатам Запорожской области, я не смотрела новости. И когда мне начали звонить и поздравлять, я от людей узнала.

Пресс-служба Запорожской ОГА
Фото: Пресс-служба Запорожской ОГА

— Что вы почувствовали?

 — Сначала ничего, потому что была очень занята, у меня были другие дела. А потом даже немного была расстроена, потому что это уже точно нужно было делать выбор. Для меня это и город сменить, и работу. Много перемен, в этом плане нужно было принять решение достаточно быстро, как мне показалось. И когда ты действительно любишь свою работу и знаешь, что еще какие-то дела нужно завершить, это сложно.

— Хочу напомнить, что действительно был скандал из-за этого конкурса на должность главы Госкино: в первом туре главной претенденткой на должность была Юлия Синькевич, генпродюсер Одесского кинофестиваля, она дошла до финального этапа этого конкурса и там получила низкую оценку, ни один из кандидатов не прошел.

Было ли вам комфортно после этой ситуации? Потому что были протесты со стороны индустрии, кое-кто считал, что Юлию Синькевич «срезали» на финальном этапе. Было ли вам комфортно также подаваться на эту должность?

 — Абсолютно. Я не следила ни за скандалами, ни за протестами. Есть конкурс, есть честное участие — почему нет? У нас было, кажется девять кандидатов, и я понимала, что я тоже могу на любом этапе выбыть из этого конкурса. Даже сейчас я понимаю, что это государственная служба, это должность. Есть контракт на пять лет, но все может измениться через месяц, через год.

Надеемся, скоро будет новый глава министерства, — если он скажет, что не хочет со мной работать, я встану и выйду. Я никогда не держусь за должность. И конкурс для меня — это такой экзамен. Я пошла на него, понимая, что среди девяти человек каждый имеет шанс. И учитывать, что когда-то какой-то был скандал… Это же не то, что из-за меня уволили какого-то человека. Есть вакансия, честный конкурс — я такой же участник, как и все остальные. Если подумать, у нас скандалы бывают и из-за каких-то меньших должностей. Ну, кому-то работать нужно.

В моей должностной инструкции не прописано, что я должна это делать, — глава Госкино Марина Кудерчук — о том, должна ли она отчитываться о своей деятельности в соцсетях

Госкино, если вы помните, до моего прихода без руководителя было более полугода. [Бывший глава агентства] Филипп Юрьевич [Ильенко], кажется, в августе или в сентябре ушел с должности, были [только] исполняющие обязанности. Спасибо Юлии Шевчук, которая выполняла обязанности. Я пришла, и сейчас она — моя поддержка. Она хороший юрист, и мы работаем вместе с коллективом, у нас замечательные отношения, слаженная работа коллектива.

Кто бы не пришел на эту должность после первого, второго тура, всегда бы нашлись люди, которым это не нравится. Кому-то нравится — кому-то не нравится.

Это понятно. Я лишь имею в виду то, что вы должны были знать, что индустрия уже возмущена. И действительно, у представителей индустрии были такие подозрения, что Юлию Синькевич «срезали» на финальном этапе, потому что кто-то сверху хочет поставить своего кандидата. А потом главой Госкино становитесь вы, и понятно, что потом вы получаете очень много негативных отзывов из-за вашего назначения.

 — Я не обращаю внимание на негатив, честно. Я достаточно позитивный человек и считаю, что негатив портит жизнь только тем людям, которые посылают эти негативы другим. Мне их жалко.

— Что будет с украинскими фильмами, релизы которых были запланированы на весну, но из-за пандемии они не вышли? Значит ли это, что мы их не увидим? Каким образом Госкино может помочь ситуации?

 — Нет. Я надеюсь, что в конце лета и осенью мы все же увидим эти фильмы. Со своей стороны Госкино инициирует рекламную поддержку промокампании этих фильмов, призывает к сотрудничеству кинотеатры, [просит] из каждой премьеры делать праздник.

Лично я считаю, что люди за этот период сидения дома уже хотят выходить, и для них также важны и кинотеатры, и театры, и выставки. Культурной жизни за эти месяцы людям не хватало, люди соскучились по этому. Поэтому, я думаю, что будет все хорошо. И [говоря] предварительно, в июле начнут работать кинотеатры.

— То есть прогноз таков, что уже в июле мы сможем пойти в кинотеатры?

 — Да. Конечно, каких-то больших релизов в начале июля еще нет, и кинотеатры очень переживают из-за того, что нечего будет показывать, но многие украинские продюсеры готовы предоставить свои фильмы. Это будут повторные показы в кинотеатрах такого [кино], чтобы выйти из карантина.

— То есть вы думаете, что наши зрители настолько скучают по кинотеатрам, что пойдут смотреть повторные показы украинских фильмов?

 — Я очень на это надеюсь. В следующем году нашей молодой стране исполнится 30 лет, и мы хотим (приоткроем занавес) сделать голосование за украинские фильмы; чтобы, когда запустятся фильмы украинского производства в кинотеатрах, люди голосовали, оставляли свои отзывы, писали о том, чего им больше хочется видеть в кинотеатрах.

— Как вы будете использовать эту информацию?

 — Анализировать, рекомендовать нашим продюсерам и режиссерам. Это рекомендательная форма, мы не можем никак влиять — только в форме рекомендаций, прислушиваться к зрителям и рекомендовать производителям.

— Многие говорят, что поддержка кино — это очень коррупционная сфера, и есть много подозрений, что деньги, которые предоставляются на фильмы, каким-то образом разворовываются.

 — Для подозрений есть правоохранительные органы. А насчет того, какие фильмы у нас выходят, — я надеюсь, что в ближайшее время выйдет новый порядок проведения конкурсного отбора, который будет предусматривать и учитывать предварительные результаты продюсеров и режиссеров. Лично я считаю, что если продюсер получает государственную поддержку на производство фильма, и тот не собирает кассу и награды на фестивалях, то, видимо, в дальнейшем такой продюсер должен доказать свою состоятельность за собственные средства, а затем в следующих конкурсах участвовать. Но пока наш порядок этого не предусматривает. Надеюсь, в новом порядке, который будет утвержден Минкультом, это все же будет указано.

— А когда появятся эти новые правила? Есть ли какой-то прогноз, когда мы их увидим?

 — Думаю, что в июне. [Они] дорабатываются, мы ждем утверждения Минкультом и другие процедуры регуляторной службы и Минюста.

Пресс-служба Запорожской ОГА
Фото: Пресс-служба Запорожской ОГА

— Мы также знаем, что президент Владимир Зеленский действительно имеет экспертизу в кино и телевидении. И также мне всегда было интересно, есть ли у него какая-то визия, коммуницируется ли она каким-то образом из Офиса президента в Госкино или в Совет по вопросам телевидения и радиовещания?

 — Ну, вы должны задать такой вопрос лично Владимиру Александровичу. Но Офис президента действительно поддерживает украинское кино, и в период карантина некоторые встречи с [представителями] киноиндустрии были при содействии и при поддержке Офиса президента, и некоторые вопросы… Нас действительно поддерживают, [в частности] по части отстаивания интересов киноиндустрии.

— Видите ли вы, каким образом они хотят реформировать эту индустрию?

 — Нет. Есть поддержка, за которой мы обращаемся, и они поддерживают. А указаний [относительно] каких-то реформ нам никто не дает. Это [личный] вопрос Госкино, Министерства культуры.

— Госкино, на самом деле, деньги же никому не выдает. Это такой консультационный аналитический орган, который предоставляет рекомендации Совету по государственной поддержке кинематографии, а уже они решают, кому…

 — Принимает решение, да.

— В чем заключается основная задача Госкино?

 — Госкино фактически рассматривает заявки, которые поступают. Мы формируем экспертный совет, при Госкино есть совет кинематографистов, который принимает решения. Но основная вся работа с документами, поступающими Госкино — на выдачу прокатных удостоверений, на государственную поддержку — это все штат Госкино обрабатывает. И уже в совет мы подаем документы, которые нами рассмотрены, проверены и подготовлены с нашими рекомендациями.

— То есть 455 миллионов гривен, которые остались на кино, это не то что руководительница Госкино Марина Кудерчук говорит: так, 50 миллионов — тому; 25 миллионов — этому; 80 миллионов — тому?

 — Конечно, нет. Мы инициировали перед советом предоставление максимального [количества] средств на поддержку производства кино, но им было принято решение в этом году [выделить] основную сумму на производство и 43 миллиона на мероприятия [sic]. Решение о распределении средств принимает совет — мы только рекомендуем.

— Что можно сделать с этим оставшимся сокращенным бюджетом? Сколько фильмов можно снять, что можно сделать за бюджет, который был сокращен на 303 миллиона гривен?

— 450 миллионов — это уже с учетом того, что есть обязательства прошлых лет. Некоторые проекты приостановились, некоторые в этом году также отсрочились, и у нас «выпали» несколько месяцев из-за карантина. Поэтому даже те, кто планировал завершить проекты в этом году, некоторые перейдут на 2021-й. С учетом того, что первый питчинг состоится в конце июня — это будет только начальный период для дебютов. Может, короткометражные фильмы и завершатся [питчинг короткометражных фильмов, — НВ]. Я надеюсь, максимальное количество из представленных проектов, набравших [необходимое] количество баллов, пройдут.

— Это сколько?

 — Я не могу сказать сколько.

— 30, 10, 53?

 — Каждый проект подает расчеты, сколько в этом году потратит. Я надеюсь, что из дебютантов хотя бы пять фильмов полного метра и 10−12 фильмов короткого метра — я думаю, это минимум, который будет.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X