От Донбасса до Вьетнама. Лучшие фильмы 2020 года

7 января 2021, 13:31

Кинообозреватель НВ Валерий Мирный подводит итоги уходящего киногода и называет десять лучших фильмов 2020 года.

Атлантида. Режиссер Валентин Васянович.

НВ
Фото: НВ

Начнем с наших побед. В антиутопии Валентина Васяновича про поствоенный Донбасс удачно сошлись манера режиссера рассказывать свои истории и собственно история. Действие фильма происходит в 2025 году, война выиграна, стена на границе с РФ строится, но отвоеванные территории поражают депрессивностью своих пейзажей и жителей.

Видео дня

Обозревая всю эту тоску, камера Васяновича выхватывает двоих: ветерана войны из местных и занимающуюся эксгумацией трупов волонтершу, из приезжих. Оба пытаются справиться со своими демонами. Глазами обоих мы видим, что расколдовать эту, напоминающую Мордор, территорию практически невозможно. Но как только взгляды мужчины и женщины пересекутся, их демоны отпрянут, появится любовь, а вместе с ней, зафиксированная тепловизором, надежда.

Земля голубая, будто апельсин. Режиссер Ирина Цилык.

Лента Васяновича взяла один из главных призов прошлогоднего Венецианского кинофестиваля. Документальный фильм Цилык отметился на Sundance-2020 (приз за лучшую режиссуру в секции мировой документалистики). И если первый искал надежду в будущем Донбасса, то вторая — в его настоящем.

В центре истории здесь семья (мама Аня и четверо ее детей), пытающаяся выжить в условиях войны. И не просто выжить, но и снять о своем опыте фильм. Цилык повезло найти именно этих ребят: творческих, дружных, любящих свой город людей. И вот это их стремление с одной стороны остаться в своем любимом и недоразбомбленном доме, с другой — развиваться, двигаться дальше сообщает фильму терапевтический эффект. Который срабатывает как для героев картины, так и для зрителей ее смотрящих.

Еще по одной. Режиссер Томас Винтерберг.

Еще один фильм о надежде. Только теперь не в рамках продолжающейся или законченной войны между людьми, а в рамках боевых действий с самим собой. Четверо переживающих личностный кризис учителей решили провести эксперимент со своим участием: по чуть-чуть пить с утра и до 8 вечера. Дескать так повысится радость и вместе с ней мотивация.

Радость повысилась, мотивация тоже, ученики довольны, но вечно так продолжатся не может: наступает похмелье. Фильм снимающего часто и не всегда попадающего в десятку Винтерберга — та самая редкая десятка в его фильмографии. Легкое, меланхоличное кино, не столько о кризисе среднего возраста, сколько о вечно ускользающем ответе на вопрос Как жить? Кино, с которым каждый может обняться, и услышать не инструкцию, но утешение.

Душа. Режиссер Пит Доктер.

Самая взрослая работа Pixar и одного из ключевых авторов студии Пита Доктера (Вверх, Головоломка). В истории про практически опустившего руки учителя музыки мечтающего стать джазовым музыкантом и отказывающуюся воплощаться на Земле душу № 22, которую он встретил после падения в открытый люк, столько мудрости, что теперь не совсем ясно, куда режиссеру двигаться дальше. Главная высота, кажется, взята.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Отбросив лирику, стоит сказать, что, несмотря на место действия мультфильма, Доктер продолжает вести диалог не с высшими силами, а с обычными людьми. И благодаря универсальности своей истории, потенциально способен донести свои мысли (о смысле жизни и поиске себя в ее вечно меняющемся лабиринте) каждому.

Гнездо. Режиссер Шон Дуркин.

80-е. Трейдер по имени Рори фактически из-под палки перевозит семью (жена, дочь, сын) из США в Англию, где, как ему кажется, удастся заработать больше денег. Вскоре, однако, выясняется, что бежит Рори от одной финансовой неудачи к другой, и остановиться в этом забеге, по пути уничтожая все, что ему дорого, уже не может.

Триллер с Джудом Лоу и Керри Кун в главных ролях решен его режиссером с помощью инструментария больше подходящего хоррору. Что не удивительно: среди любимых фильмов канадца Шона Дуркина (Марта, Марси Мэй, Марлен) добрую половину занимают ужасы. И здесь такой подход вкупе с неожиданной красотой кадра сообщает фильму странную особенность: история про жадность и покорность как последствия воспитания, несмотря на привязку ко времени, возвышается над ним. Лишается характерных черт и как следствие становится главным высказыванием про программирование гендерных стереотипов в подотчетном году.

Зависнуть в Палм-Спрингс. Режиссер Макс Барбаков.

Киноразвлечение года. Иначе историю про оболтуса по имени Найлз и его жизнь во временной петле, образовавшейся в окрестностях Палм-Спрингс (Калифорния), не назовешь. Парень приехал на свадьбу подруги своей девушки и волею случая застрял в одном дне, в одном месте (тут и рифма с 2020-м), судя по всему, на годы. Ситуация меняется, когда в этом же дне, в этом же месте оказывается девушка по имени Сара. В число ее добродетелей входит любовь к алкоголю, случайному сексу и находчивость. Первые два пункта помогают Найлзу и Саре сойтись, третий — покинуть временную ловушку.

Фильм дебютанта Макса Барбакова — запоминающийся сплав из остроумной романтичной комедии, квантовой механики, ситуативной жестокости и бесконечного, летнего, солнечного дня. В общем, без него уходящий год был бы чуточку невыносимее.

Манк. Режиссер Дэвид Финчер.

Первый фильм Финчера за шесть лет. Уже повод для радости. Но в случае с Манком поводов для радости гораздо больше. Режиссер экранизировал сценарий своего давно умершего отца Джека Финчера: историю про одного из ключевых голливудских кинодеятелей 30−40-х годов прошлого века Германа Манкевича и его работу над сценарием легендарного фильма Гражданин Кейн.

Как следствие, в Манке сошлось множество смысловых пластов: это и поклон в сторону умершего родственника, и выдающееся техническое достижение, и рассказ о человеке против толпы, и буквально — экскурс в историю. Наполненный обаянием, юмором и амбициями фильм Финчеров не спотыкается о последнее ни разу и гордо несет крест своих идей до самого конца.

Пятеро одной крови. Режиссер Спайк Ли.

Спайк Ли продолжает свою миссию — проводить ликбез насчет опыта афроамериканцев, полученного ими в прошлом веке. Делает это режиссер с присущей ему душой, хитрецой в глазах и стилистическими особенностями. То есть от просмотра такого кино можно стать не только немного умнее (как от просмотра антологии Стива Маккуина Маленький топор — освященной благородством и опытом режиссера, но приземленной невыносимой сухостью изложения фактов), но и в самом базовом смысле получить зрительское удовольствие.

Из всех экскурсов в расу, показанных в 2020-м, этот берет за живое сильнее других.

Бескрайняя ночь. Режиссер Эндрю Паттерсон.

Еще один дебют. Только в противоположность фильму Зависнуть в Палм-Спрингс картина Эндрю Паттерсона погружает не в бесконечный солнечный день, а в долгую ночь: американской истории, страхов, поисков. Взяв за точку отсчета 50-е — время, когда людей еще можно было удивить огнями в небе, — режиссер вплетает в мифологию своего малобюджетного фильма поиск НЛО, испытывающее терпение потрескивание радио, фрагменты из жизни типичного американского городка, неслучившуюся любовь.

Впечатляющие пролеты камеры заставляют всматриваться в тени, погружают в историю, где ностальгия — плоть, а бессознательное целой нации — кровь.

Пусть говорят. Режиссер Стивен Содерберг.

Популярная автор высокоинтеллектуальных романов американка Элис Хьюз решает отправиться в двухнедельное путешествие на лайнере с конечной точкой в Англии — на вручении награды за выслугу лет (писательнице за 70, пора подводить итоги). В путешествие она берет двух подруг юности, с которыми у нее есть незакрытые гештальты и молодого племянника, в котором она души не чает.

Непрошенной на борт проникает и литературный агент писательницы с целью удостовериться, что новая книга, над которой та работает — продолжение ее главного хита, написанного много лет назад. Гештальты закрыть у Элис не получится, зато общение с племянником и отношения с агентом выйдут на уровень повыше.

Свой новый фильм Стивен Содерберг снял буквально за две недели на лайнере Queen Mary 2, когда тот совершал путешествие через Атлантику. И перед нами, наверное, лучшая работа режиссера за бог знает сколько лет. Прекрасными были и Птица высокого полета, и Не в себе, и другие жанровые экскурсы Содерберга, но здесь он отошел от привычных сюжетных каркасов и снял намеренно неряшливую трагикомедию про тот самый жизненный хаос, отблески которого можно увидеть и в мультике Душа, и в работах Вуди Аллена. Фильмы последнего — главный референс для Пусть говорят.

И, как и в фильмах Аллена, эта неряшливость складывается у Содерберга под конец в высказывание про жизнь такой проникающей силы, что лучше сразу, не сопротивляясь, сдаться.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X