«В наше тело был запущен вредоносный вирус». Этнолог Игорь Пошивайло — о необходимости дерусификации украинского культурного поля

19 июня, 11:30
Игорь Пошивайло (Фото:Національний музей Революції Гідності / Facebook)

Игорь Пошивайло (Фото:Національний музей Революції Гідності / Facebook)

Украинский этнолог, музеолог, кандидат исторических наук, директор Музея Революции Достоинства Игорь Пошивайло в эфире Радио НВ поделился своим мнением о необходимости дерусификации украинского культурного поля.

Алла Кошляк: Сначала хочу спросить ваше мнение о создании совета по дерусификации. Министр культуры Александр Ткаченко обнародовал, что такой совет будет создан. Нужен ли нам новый орган, который будет этим заниматься, если и в Институте национальной памяти достаточно экспертизы и специалистов, чтобы заниматься этим вопросом?

Видео дня

Игорь Пошивайло: Очевидно, потребность есть, поскольку сам процесс дерусификации, как своеобразное продолжение декоммунизации, процесс сложный с разных взглядов. И действительно, он нуждается в каких-то определенных правилах.

Эти процессы актуальны, органичны. Прошло время и уже есть высокий запрос не только сверху, но и снизу. Очевидно, что Институт национальной памяти компетентен, он должен заниматься этими вопросами. Единственное, для того чтобы принимать важные решения, нужно еще мнение и местных общин, общественное мнение и экспертное мнение. И именно для того, чтобы усилить работу органов государственной власти или местного самоуправления, и создан этот консультативно-совещательный совет.

Национальный музей Революции Достоинства / Facebook
Фото: Национальный музей Революции Достоинства / Facebook

Насколько я знаю, министр также призвал создавать подобные консультативно-совещательные органы и в других регионах на уровне городов, городков, районов, областей. Чтобы действительно в этот процесс вовлечь широкий круг людей: и культурологов, и архитекторов, и историков.

И задача достаточно мощная, потому что по сути мы должны правильно, цивилизованно, в правовом поле избавиться от последствий нашего колониального прошлого. Избавиться и в сознании, и в публичном пространстве этих всех вещей, которые сегодня являются оружием страны-агрессора против нас. Ибо эта идеология «русского мира», ненависть к украинству и Украине как таковой, присутствует в той или иной степени вокруг нас — в эфирах, в нашем музыкальном пространстве, в нашем публичном пространстве, в названиях улиц. В очень многих вещах. У нас, насколько известно, половина библиотечного фонда, около 100 миллионов экземпляров, согласно информации Александры Коваль, директора Института книги, имеет антиукраинское содержание. И мы до сих пор тратим государственные средства на содержание этих фондов. Поэтому этот вопрос глобальный, но очень важный сегодня для дальнейшего развития Украины и для нашей победы сегодня.

Алла Кошляк: Если говорить о самом понятии дерусификации — что оно значит? Как определить, что именно, какие памятники, какие произведения искусства, какая литература, например, подпадает под эту дерусификацию? Как определить: тот или иной памятник или ту или иную литературу оставить, или ее нужно с украинского культурного поля убирать?

Игорь Пошивайло: Очевидно, что критерии будут нарабатываться. На сегодняшний день эффективных и общепринятых критериев нет. Но мы все понимаем, что дерусификация — это процессы государственной политики, которые направлены на восстановление нациями определенных признаков своей национальной идентичности.

Среди критериев есть очевидные вещи, например, что нам нужно очистить нашу страну от российско-имперского и советского наследия, которое, в частности, было призвано закреплять российские пропагандистские антиукраинские нарративы. И конечно, критериев может быть и должно быть не так много, они должны быть убедительны и понятны. Именно миссия подобных консультативно-совещательных органов, чтобы они могли выработать эти критерии, чтобы этот процесс отбора был вполне понятен самим местным общинам.

Потому что у нас уже немало скандалов и конфликтов с началом декоммунизации. Понимаем и знаем, как тяжело шли процессы, в особенности в тех регионах, где российская идеология царила и формировала сознание наших сограждан. И которая выстреливает сегодня в том проценте коллаборации с оккупантами.

Национальный музей Революции Достоинства / Facebook
Фото: Национальный музей Революции Достоинства / Facebook

И мне кажется, что это очень хорошо, что эти процессы не навязываются государством сверху, они не являются политически ангажированными. А это четкое осознание всего общества того, что в наше тело был в свое время целенаправленно на протяжении веков запущен вредный вирус, который просто уничтожает наш здоровый национальный организм. Нам нужно лечиться, нам нужно избавиться от него. И потому сейчас мы ищем лекарства. То есть речь не идет о какой-то хирургической операции, а речь идет о комплексном лечении, а прежде всего о диагностике, а диагностика уже проведена. Мы благодаря тому же Институту национальной памяти увидели и имеем уже немало документальных свидетельств, историческую аналитику о том, как украинцам насаждалась эта имперская идеология. И не обязательно через политику — через ту же литературу, даже через украинских советских классиков, я уже не говорю о русских. Поэтому наступило наконец время Х, время справедливости.

Почему украинская история, наша историческая память, которая уничтожалась, наши настоящие герои — герои военные, гражданские, культурные — их имена были закрыты, их наследие нам до конца сегодня не известно, мы о них ничего не знаем. Поэтому эти процессы правильные, актуальные, но они должны происходить по определенным правилам и эти правила должны выработать подобные экспертные советы.

Алла Кошляк: Хочу еще спросить ваше мнение по поводу привлечения общин на местах к этим вопросам, когда переименовывают улицы, демонтируют какие-то памятники. Насколько решающим должен быть голос самого общества? Приведу простой пример: мои друзья из Мариуполя рассказывали, что им в школе ни разу не объясняли о Голодоморе. И вообще о Голодоморе 1933 года они узнали уже взрослыми, живя в Киеве. И таких примеров можно найти много. И ввиду этого, насколько можно рассчитывать на то, что результат голосования будет объективно полезен будущему Украины?

Игорь Пошивайло: Это важный и очень сложный вопрос. Здесь голос общин не должен быть решающим, как вы говорите, а он уже, согласно нашему законодательству, является решающим, потому что именно местные общины принимают окончательное решение. Это мы видели на примерах декоммунизации. Мы видели эти «маятники», в частности, по Харькову, по другим регионам, когда улицы с одной в другую переименовывали именно благодаря решениям местных общин. Здесь другого механизма быть не может, потому что у нас демократия. Если та или иная община все же до сих пор находится под гипнозом «русского мира», конечно, эти процессы болезненны и будут иметь те или иные последствия для самой общины.

Вы вспомнили Мариуполь, а я вспомнил девочку, которая спаслась из Мариуполя и участвовала на Пасху в нашем инфоцентре Музея Майдана в мастер-классах по писанкарству. Она была в шоке, говорила: нас никто никогда этому не учил, мы никогда не делали писанки, у нас не было традиций таких дома никогда. То есть здесь речь идет не только об общем явлении. Мир признает Голодомор актом геноцида, а у нас в одном из регионов Украины об этом люди, оказывается, ничего не знают или считают, что это был миф.

Поэтому конечно, важная роль и миссия подобных экспертных советов больше информационно-просветительская, ведь нужно предоставить максимальную объективную информацию этим местным общинам, чтобы они принимали объективные и правильные решения. Это большая просветительская работа, большая работа со стороны СМИ. По сути, это та же информационная война и битва за сознание наших граждан. Здесь не просто указ сверху переименовать, изменить, снести, а здесь нужно доказать.

И очень показательный пример — Пушкин. Ибо в соцсетях баталии: не трогайте Пушкина, что Пушкин сделал плохого? На сегодняшний день уже есть чат-боты, которые рассказывают о российских художниках-украинофобах очень конкретно и лаконично. В одном из них, который предложил Центр стратегических коммуникаций и инфобезопасности, есть три важных аргумента, почему следует сносить памятники Пушкину: ибо Пушкин был сторонником российского империализма, творчество Пушкина пропагандирует вражду и антиукраинские настроения (поэмы Полтава и все остальное) и Пушкин отрицал государственность Украины. Возьмите Очерки истории Украины, где он называл ее Малороссией, и так далее. То есть очень аргументировано, фактологически показано, почему в частности творчество и сам образ Пушкина опасны для Украины, особенно сегодня, во время войны. Поэтому чем больше появляется подобных информационных поводов для дискуссий, обсуждений, дебатов, тем, наверное, будет лучше. Потому что именно в таких дебатах, в публичных обсуждениях будет рождаться истина и приниматься правильные решения.

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X