Реинкарнация, медиумы, мост самоубийц и кладбище домашних животных: два фильма и один сериал про смерть

24 января 2021, 21:11

В нашей новой подборке кинообозреватель НВ рассказывает о двух документальных фильмах и одном сериале, которые объединяет одна общая тема — смерть. А также все то, что с ней связано.

Приятного просмотра!

Пережить смерть (Surviving Death, 2021). Рики Стерн

Рики Стерн — давно трудящаяся на ниве американской кинодокументалистики режиссер, которой всю ее карьеру для прорыва в высшую лигу не хватало чуть-чуть мастерства и удачи. Что постановщица с лихвой компенсировала смелостью в выборе тем: Стерн снимала про войну (Дьявол пришел верхом на лошади), про политику (Конец Америки), про Джоан Риверз (Джоан Риверз: Творение), про чудовищ (Пережить Джеффри Эпштейна).

Видео дня

НВ
Фото: НВ

В своем новом документальном сериале режиссер зашла в совсем неизведанные воды и попыталась ответить на вопрос: «Продолжится ли путь сознания человека после смерти его физической оболочки?». Сделала она это, собрав информацию по теме и каталогизировав ее.

На выходе получились шесть очень странных часов документального телевидения. Странных потому, что какая-то их часть поражает своими открытиями (и так получается, что не поверить в них тяжело), а какая-то поражает своей эксцентричностью (и смотреть их как-то неловко).

Открытиям, в которые тяжело не поверить, посвящены первая и шестая серии. В одной рассказывается про людей, перешагнувших порог смерти и вернувшихся назад не с пустыми руками, а с историями о путешествиях за грань нашей реальности. Во второй — про реинкарнацию. В обоих случаях при просмотре происходит не то, чтобы переоценка ценностей (это все-таки слишком индивидуально), но кое-какой сдвиг в восприятии подобных историй так точно: они из разряда псевдонаучной заметки переходят в разряд личных переживаний, свидетелем которых ты стал. Смена фокуса заставляет задуматься.

Между первой и шестой сериями находятся тоже исследования, но предмет изучения здесь крайне сомнительный: медиумы, эктоплазма, духи, послания «оттуда» и так далее. Смотреть на это интересно с антропологической точки зрения. Оказывается, в XXI веке существуют целые институты по обучению медиумов. Но на сдвиг в восприятии претендовать наполнению этих серий, мягко говоря, тяжело: допущение, в которое здесь должен поверить зритель, все-таки слишком неправдоподобно. Плюс — оно имеет ярко выраженный театральный характер.

Тем не менее, посмотреть первое точно стоит, а второе — просто интересно. Стерн, сделав ставку не на науку (как, стоит признать, того хотелось после просмотра первой серии) и, слава богу, не на религию, а на личное, построила свой сериал простым методом: перед нами поочередно появляется определенное количество людей, которые делятся своим опытом. Каждый раз слово иллюстрируется делом.

Как следствие смерть (а перед нами сериал, обязанный своим существованием не только личным историям, а что главное — паническим страхом перед бесповоротной потерей собственного Я) здесь предстает чертой, за которой что-то есть. Объятия ее, исходя из выводов Стерн, все еще неотвратимые, но уже не такие холодные.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу


Мост (The Bridge, 2006). Эрик Стил

В документальном фильме Эрика Стила смерть — это тупик. В центре истории здесь построенный в 1937 году мост Золотые ворота, что возле Сан-Франциско, несколько человек прыгнувших с него навстречу забвению и их родственники и друзья.

Понятно, что тема сильно деликатная и процесс создания картины должен был быть построен соответствующим образом. Съемочная группа под руководством Стила провела часть 2004 года, фиксируя на камеры все что происходило у перил моста. В некоторых случаях у них получалось остановить попытку суицида (ребята прошли обучение как реагировать в подобных ситуациях). В некоторых нет. По их же словам, в среднем каждые 15 дней с моста прыгал один человек. Всего же по состоянию на 2017 год на счету Золотых ворот было около полутора тысяч смертей.

Про ребят, остановить которых не получилось, Стил и компания пытались разузнать побольше и, соответственно, связывались с их семьями и близкими друзьями для записи интервью. И тут на стыке реальности и ее фиксации с деликатностью возникли проблемы: режиссер не говорил родственникам погибших о том, что у него есть записи их прыжков. Стилу это многие припомнили, когда картина вышла в прокат, но справедливости ради стоит отметить, что уже после интервью он показал финальную версию близким и у тех нареканий не возникло. Плюс — в фильме есть интервью с Кевином Хайнсом — единственным выжившим после прыжка. По его словам, он пожалел о своем поступке, как только отпустил перила. В последствии Кевин стал активным спикером по предотвращению самоубийств.

В то же время фильм Мост нельзя назвать агитационным. Здесь не чувствуется цели кого-то буквально переубедить (этого не делали и некоторые родственники погибших). Зато чувствуется попытка подойти к явлению на максимально близкую дистанцию. Показать его со всех сторон.

Не последнюю роль играет в картине и сам мост. С помощью разных ракурсов и архивных материалов (использованы, например, красивейшие фотографии, одного прыгнувшего парня) Стил показывает его как радар для заблудших душ. Демонстрирует, чем это место для них привлекательно.

У режиссера вообще давний диалог со смертью. Еще в 1999-м он был одним из продюсеров, наверное, самого недооцененного фильма Мартина Скорсезе Воскрешая мертвецов. Того, где Николас Кейдж играл парамедика и видел призраков неспасенных им людей. В фильме Мост Стил тоже пытается вызвать тени тех, чью смерть он видел, и спросить их почему. Ответы некоторых поразят своей неизбежностью.


Врата рая (Gates of Heaven, 1978). Эррол Моррис

Фильм, из-за которого Вернер Херцог буквально съел свой ботинок. И с помощью которого великий документалист Эррол Моррис заявил миру о себе (режиссер полностью поменял сложившийся на то время подход к созданию документального кино). Как и в случае с предыдущей картиной про мост Золотые ворота все началось с газетной заметки, которую прочитал Моррис. В статье говорилось про перезахоронение 450 животных из одного кладбища в Северной Дакоте в другое — в долине Напа, что в Калифорнии. Причина была довольно прозаична — старое кладбище не приносило прибыль. Новое же, наоборот, выросло в семейный бизнес.

И тут Моррис почувствовал целый букет смыслов, касающихся человеческой природы и вскрывшихся впоследствии, в процессе интервьюирования всех причастных. Начиная от идейного вдохновителя первого кладбища в Дакоте, который, тяжело пережив потерю своей собаки, задумался о том, что неплохо было бы создать место, где люди могли достойно похоронить своих питомцев и куда могли бы впоследствии приходить, навещать их. Заканчивая теоретизирующим о причинах бума домашних животных владельцем кладбища в долине Напа. Между этим будут показаны владельцы питомцев и представитель компании занимающейся переработкой их трупов.

Понятно, что выбор кладбища именно животных был на самом деле не выбором, а случаем, но это добавило фильму дополнительное эмоциональное измерение: как сказал один из героев картины: «К домашнему питомцу можно повернуться спиной и он тебя не предаст». И вот между эмоцией и индустрией и существует фильм Морриса. Погружаясь то в одну крайность, то в другую, режиссер показывает, что между ними нет противоречий. Противоречия возникают из-за факта самой смерти, с которой, как показано в фильме Врата рая, носятся исключительно живые.

Они здесь предстают разношерстной массой, говорящих простым языком о глубоких вещах, людей (чего стоит одна старушка, начавшая разговор с перезахоронения и продолжившая сильнейшим монологом о своей жизни). Причем эту глубину они вряд ли замечают сами. Она как бы встроена в их повседневность и поднята на поверхность темой смерти.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X