1984. Другая. Хореографы балета-антиутопии об оригинале Оруэлла и переписке с композитором Джокера

27 января 2020, 21:14

На прошлой неделе на сцене Киевского академического театра оперы и балета впервые показали балет-антиутопию 1984. Другая по мотивам романа британского писателя Джорджа Оруэлла.

В 40-минутном балете в одном действии, поставленном артистами академического театра Киев модерн-балет Ильей Мирошниченко и Екатериной Кузнецовой, на сцене с лаконичными движущимися декорациями историю о тоталитарном обществе своими движениями рассказывало девять танцовщиков. Одетые в одинаковые невыразительные костюмы, похожие на униформу, они двигались между стен из бумаги, цепей и металлической сетки.

Видео дня

В качестве музыкального сопровождения для своей антиутопической постановки хореографы выбрали произведения известных киноманам композиторов — исландской виолончелистки Гильдур Гуднадоттир (Джокер, Чернобыль) и немецкого пианиста Hauschka (Лев, Патрик Мелроуз). Их музыка дополняла образ созданного на сцене гнетущего, несвободного, управляемого мира.

НВ STYLE расспросил хореографов балета 1984. Другая Илью Мирошниченко и Екатерину Кузнецову о вдохновении Оруэллом, музыке оскароносного композитора и необычном выборе главного антагониста в спектакле.

Как у вас возникла идея оформить в танец историю Оруэлла? Вы видели другие театральные или кино- постановки этого материала?

Илья Мирошниченко: Идея возникла случайно. По дороге на репетицию мы говорили о литературных произведениях и актуальных на сегодняшнее время темах. Моя коллега Катя Кузнецова вспомнила два антиутопических романа — 1984 Оруэлла и О дивный новый мир Хаксли. Я услышал слово антиутопия, и понял, что это интересная тема для балета. Выбрали Оруэлла, так как его концепция кажется ближе для нашего зрителя, чем концепция антиутопии Хаксли.

Театральные постановки не смотрели специально, чтобы создать собственную в определенном режиссерском вакууме, без влияния других идей. Хотя фильм 1984 все-таки посмотрели, и это облегчило работу в написании собственного либретто к спектаклю. Там мы увидели довольно сильный жест принадлежности к Партии и решили оставить его в нашей работе.

Екатерина Кузнецова: Я впервые познакомилась с 1984 на третьем курсе института. Для меня это произведение попало в список знаковых. Поэтому не случайно, когда встал вопрос идеи новой постановки, на ум пришел именно роман Оруэлла.

Что было самым сложным при создании балета 1984. Другая? Возникали ли творческие споры между вами?

Илья Мирошниченко: Самым сложным, как ни странно, было не поставить сухую хореографию, а выстроить последовательность действенных сцен. Во-первых, главный сюжет романа, по нашему мнению, невозможно поставить в формате пластического театра. Это как раз тот вид произведений, которые могут существовать только в оригинале. Очень похожая история с фильмом Шоу Трумэна, где жизнь главного героя является утопией его внутреннего мира и оказывается сплошным обманом. Эту историю невозможно поставить в театре. В этом и была первая сложность нашей постановки.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Поэтому мы решили, что не имеем права портить оригинал романа и приняли решение использовать концепции, структуры Оруэлла и поставить историю, которая могла бы происходить параллельно с жизнью Уинстона Смита.

Понимая идею автора о необъятности силы и влияния партии, решили сделать главным антагонистом представления сценический свет. Соответственно, несуществующего Старшего Брата мы показали через тень на экране.

Главная героиня с самого начала спектакля — Другая. Она слепая, действие Света на нее не распространяется, Партии для нее не существует. А значит, для всех она лишь объект издевательства.

Главный герой — идеалист, фанатик Партии с непримиримой жаждой каждый раз глотать побольше таблеток-счастья, которые дарит система. В результате чего теряет слух и становится Иным и разрушает собственные идеалы. Дальше все по Оруэллу: сомнение в существовании Старшего Брата, признание своей незначительности, отказ от системы и предательство.

Екатерина Кузнецова: Я больше оценивала поставленные нами сцены с эмоциональной стороны. Например, понимаю ли, что чувствуют наши герои, хватает ли мне напряжения и нарастания их эмоций, чтобы они передались мне как зрителю и тому подобное. Илья же больше отвечал за картинку с иной, визуальной стороны. Ему было важно найти неординарное и интересное решение в хореографии, интересную форму подачи материала. Поэтому мне кажется, что, сочетая наши два фокуса внимания, больше искали консенсус, чем спорили.

Гильдур Гуднадоттир недавно стала сенсацией Золотого глобуса. Вы задолго до этого анонсировали, что ставите именно на музыку композитора фильма Джокер. Какова история такого выбора?

Илья Мирошниченко: Мы постоянно находимся в поиске интересной музыки, так как она иногда становится источником вдохновения. После просмотра второго эпизода сериала Чернобыль, стало интересно кто композитор той необычно атмосферной музыки. Прослушав несколько альбомов исландки Гильдур Гуднадоттир, мы сразу решили, что на эту музыку обязательно что-то надо поставить. Так и родилось представление 1984. Другая. Переписывались с Гильдур и получили ее разрешение на использование музыки.

Что хореографы пытаются сказать зрителю, лишив главную героиню зрения?

Илья Мирошниченко: Главная героиня не просто слепая, она прежде всего является образом непокоренных, неудобных людей для партии. Мы назвали ее Другой, чтобы дать людям надежду.

Основатель театра Киев модерн-балет Раду Поклитару стоит первым в списке людей, которым вы выражаете благодарность за поддержку в создании балета. Как помогал вам хореограф?

Екатерина Кузнецова: Раду всегда открыт к порывам творчества своих артистов. Если Раду «дает добро», значит верит, что это будет интересно зрителю, верит, что мы справимся. Очень весомый вклад Раду внес в само название нашего спектакля. Потому что сначала, понимая, что берем роман только за идею, мы хотели назвать спектакль просто Другая. Однако Раду убедил, что нельзя замалчивать, что в основе нашего либретто лежит такое известное произведение. Поэтому, назвали балет 1984. Другая. Финал нашего спектакля стал таким, каким его видел зритель, тоже благодаря Раду.

Илья Мирошниченко: Недостаточно будет сказать, что возможность выпустить собственную работу на сцене Киев модерн-балета, это единственный повод благодарить Раду Поклитару. Во время работы над спектаклем мы понимали, что Раду общается с нами, как с коллегами — это невероятно мотивирует. И конечно, он своими советами только усилил то представление, которое увидели зрители.

Больше фото с премьеры балета-антиутопии 1984. Другая смотрите в галерее:

Показать ещё новости
Радіо НВ
X