«После работы с углем я выходил из комнаты как шахтер». Лауреат Золотого Дюка ОМКФ 2021 Евгений Сивоконь про Укранимафильм, цензуру и 1990-е

16 августа 2021, 10:47

На открытии 12-го Одесского международного кинофестиваля один из самых известных украинских режиссеров анимационного кино Евгений Сивоконь был награжден почетным Золотым Дюком за вклад в кинематограф.

Выдающийся аниматор поднялся на сцену Оперного театра и поблагодарил своих учителей в сфере анимации, а также выразил надежду, что его собственные ученики будут продолжать дело развития украинского мультипликации.

Видео дня

«Я очень тронут таким поздравлением и воспринимаю эту награду как награду за годы, которые я нахожусь в профессии. Это показатель того, что нам удалось и повезло сделать — снять замечательные фильмы и воспитать талантливых учеников», — заявил Сивоконь.

Евгений Сивоконь награжден почетным Золотым Дюком (Фото: ОМКФ)
Евгений Сивоконь награжден почетным Золотым Дюком / Фото: ОМКФ

Предлагаем вспомнить наше недавнее интервью с мэтром украинской анимации, в котором он рассказывает о своих фильмах и их контексте, знакомит со своими учителями, коллегами и учениками, которые вместе создавали студию-легенду Укранимафильм.

Евгений Сивоконь — украинский аниматор-художник и режиссер. Лауреат художественной премии Киев имени Ивана Миколайчука. С 2007 года — Заслуженный деятель искусств Украины. Как художник-мультипликатор участвовал в создании фильмов Приключения Перца, Как казаки кулеш варили, Как казаки олимпийцами стали и многих других. Как режиссер создал мультфильмы Человек, который умел летать, Осторожно — нервы !, Лень, Компромикс, Засыплет снег дороги… Спаси и сохрани дневных одного города.

О приходе в анимацию и футбольных турнирах на студии

Анимация меня заинтересовала, потому что это — смесь графики, карикатуры, музыки, поэзии, актерского мастерства, драматургии и других искусств. В 1959 году вышел приказ министерства Украины о том, что надо возрождать украинскую анимацию. Я тогда служил в армии, друзья прислали мне письмо, сказали, что на студии организуется группа аниматоров: «приезжай, это твое». Я собрал свои рисунки и пришел. 28 февраля 1960 я подписал контракт со студией и сразу включился в работу. Там как раз работали над фильмом Приключения перца. Это был первый послевоенный украинский анимационный фильм, можно сказать, начало возрождения украинской анимации.

Тогда на студии работали энтузиасты-самоучки, которые закончили художественные школы, среди которых был мой учитель Ипполит Андроникович Лазарчук. Он работал еще в 1930-х годах, создавал первые украинские мультфильмы вместе с Вячеславом Левандовски. Затем Лазарчук пригласил меня как художника-постановщика к своим фильмам Золотое яичко, Пьяные волки, Жизнь пополам.

Как режиссер я дебютировал в 1966 году. Режиссерам, которые пришли со мной, было по 20 с лишним лет. Некоторые из них закончили архитектурный факультет — Давид Черкасский, Марк Драйцун, Алла Грачева, Ефрем Пружанский, Елена Касавина. Особенность украинской анимации в ее разнообразии. У нас работали разные художники — кто-то тяготел к историческим, фольклорным темам, кто-то снимал сатирическое кино, кто-то работал в жанре детской анимации. Был также отдел технической анимации, где делали вставки в документальные фильмы, которые мы называли «болты и гайки в томате». Из этого отдела к нам перешел Володя Гончаров. Рядом со мной работали Владимир Дахно и Эдуард Кирич, которые создали серию мультфильмов о казаках.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу


Несколько художников приехали из Москвы — Радны Сахалтуев, который окончил ВГИК, начал работать с Давидом Черкасским. Все, что нарисовано в его фильмах, сделано руками Радны.

Мы дружили с коллегами из отдела научно-популярного кино, играли с ними в футбол. У нас на студии происходили настоящие футбольные турниры, в которых принимали участие редакторы, водители, слесари и другие работники — всего было четыре команды. Я играл до 40 лет в футбол, был вратарем. После того, как получил травму, начал заниматься теннисом.


О цензуре и 10 годах запрета на выезд

Выбирая тему для фильма, приходилось идти на компромиссы. Если сейчас вы можете снимать что угодно, если есть деньги, тогда деньги нам давали, но было очень жесткое редактирование. Я как-то посчитал, что надо было пройти 21 инстанцию от замысла до сдачи фильма. Литературный сценарий надо было согласовывать в Москве — ехать в Госкино. И на каждом этапе смотрели, нет ли какой-то дули в кармане. Иногда ее находили, даже когда ее там не было.

В 1970 году я сделал фильм Сказка о добром носороге. Из-за него у меня начались конфликты с руководством. По сюжету там был носорог с тонкой кожей, который очень болезненно чувствовал укусы насекомых, поэтому, в отличие от обычных толстокожих носорогов, не мог наступить ни на одну букашку. Его исключили из партии носорогов, но он этим не слишком озабочен. Меня спросили, когда я сдавал фильм: «А кого вы имели в виду, кто это такой носорог?» Я говорю: «Это, пожалуй, поэт, который чувствует очень тонко мир вокруг». «Ага, поэт?! — говорят, — а вот Голос Америки говорит, что у нас этих поэтов давят». Я говорю: «Я не слушаю Голос Америки, это вы слушаете», хотя на самом деле слушал. Фильм не приняли в Москве.

После этого мои работы отправляли на международные фестивали, а я был 10 лет невыездным: мне то не подписывали характеристику, то не успевали сделать визу, или что-то подобное. Когда заполнялись документы, надо было подписать бумажку, где было написано: «Я обязуюсь строго беречь государственную военную тайну, — если бы я ее знал, — и не вступать в контакт с иностранцами». А зачем же я туда тогда еду?

Об интересе к коллажу и дырке в заборе

Сценарий фильма Осторожно — нервы! написал хороший автор без профессиональной литературного образования Миша Рыбалко. Он работал неподалеку от студии на каком-то предприятии, откуда было очень трудно выйти. Он сквозь дыру в заборе пролезал, бежал к нам на студию, приносил свои сценарии, а потом быстро возвращался.

Так однажды он принес сценарий фильма Осторожно — нервы!, который мне очень понравился. В фильме мы вместе с художником Королевым применили метод коллажа. Анимацию дополнили фотографиями, короткими кино-эпизодами. Именно из этого фильма у меня родился интерес к коллажу, сочетанию различных фактур и материалов.

Фильм пригласили на Московский кинофестиваль в конкурс короткого метра. Я даже получил приглашение, собрался ехать, а затем поступает такая телеграмма: «Извините, по техническим причинам мы не можем включить фильм на конкурс». Впоследствии мне рассказали, что какой-то господин прислал телеграмму: «Этот фильм нельзя показывать в рамках фестиваля, так как автор сценария Михаил Рыбалко эмигрировал». Миша действительно уехал за границу, а тогда это была уважительная причина, и мне было очень жаль, что этот фильм «сняли с пробега».


О Кафке и первой поездке на фестиваль

Впервые я поехал за границу в 1980 году — в Польшу с фильмом Лень (1979), который также не обошла своим вниманием цензура. Его только с третьего захода приняли в Москве. Когда я первый раз привез фильм в Москву, его посмотрела редколлегия, и председатель говорит:

— Кто мне объяснит, в чем тут Кафка?

— Простите, это не Кафка, это Каневский, — отвечаю.

— Нет, при чем здесь Кафка? Смотрите его сами!

Но у нас была очень упорная редактор, которая еще два раза ездила с этим фильмом в Москву и таки смогла добиться, чтобы фильм приняли. Как по мне, это история о человеке, которому все равно, лишь бы его не трогали, и этого достаточно. Понятно, что нашему руководству сюжет не понравился, оно считало, что это образ «несоветского человека».

Идею фильма я нашел в очень прогрессивном в то время журнале Юность, где печатались хорошие юмористы. Меня захватил сюжет рассказа Саши Каневского: перед аквариумом сидит человек и рассматривает рыбок, потом завелась одна рыба, которая начала поедать всех других, человек думает: «Ой! Надо призвать ее к порядку, потому что она всех рыб поест», но ничего не делает. Рыба выросла, всех поела и швырнула мужчину в аквариум, он начал превращаться в рыбу и рассуждать, что ему делать? «Видимо, ничего не надо делать, — думает, — здесь неплохо: тепло, червячков дают», и превратился в рыбу.

Фильм получил награду на фестивале в Польше, поляки очень удивлялись, что у нас можно снимать такие фильмы.


О бурных 90-х

На студию приходили молодые люди: кто-то оставался, кто-то уходил, но студия более-менее стабильно работала где-то в начале 1990-х. Когда развалился Советский Союз и рухнул украинский кинематограф, нам начали задерживать зарплату, не было денег на съемки фильмов. Многие начали выезжать из Украины — в Соединенные Штаты, Польшу, Германию. У нас в Киеве была еще одна студия с французскими деньгами Борисфен и многие из наших аниматоров перешли работать туда, потому что там платили, тем больше в долларах. На Борисфене делали преимущественно коммерческую продукцию. Я на этой студии сделал как сорежиссер с моей ученицей Аллой Чуриковой фильм E = mc² (почему-то захотелось назвать формулой Эйнштейна). А потом Алла уехала в Германию.

В начале 1990-х, когда в стране и в экономике был беспорядок, я несколько лет работал за границей, где занимался коммерческой анимацией: в Польше, Болгарии. Нужно было кормить семью, а здесь не было работы, здесь тогда было не до культуры. После Болгарии я вернулся в Киев, написал сценарий Омелечко и начал снимать. Занимался этим около полугода, понимал, что мне за это не заплатят, было немного денег, заработанных за рубежом. Идея этого фильма возникла гораздо раньше, когда я впервые поехал на Западную Украину, на Закарпатье, в Карпаты, я был поражен, какие красивые там вещи, народное искусство, природа. И захотел как-то реализовать увиденное в фильме. У меня был замысел сделать сериал по украинским юмористическими народными песнями. Я отобрал первые четыре песни, но снять продолжение такие и не получилось. Оглядываясь на все то, что я успел сделать, мне кажется, что наиболее удачные фильмы из моего наследия — это как раз фильмы последних лет, снятые после Омелечко — Компромикс и Засыплет снег дороги…

В 90-х годах мои коллеги снимали очень разные фильмы. Появились фильмы «на злобу дня», об актуальных событиях в стране, например, одна из самых интересных работ Правда крупным планом, которую снял Володя Гончаров. Он с этим фильмом ездил в Канаду, Соединенные Штаты.

В 1993 году мне предложили создать мастерскую по подготовке режиссеров анимационного кино. Работы не было и, думаю, почему бы не попробовать? И вот уже 28 лет я занимаюсь воспитанием молодых режиссеров.

Про анимацию сыпучими материалами и музыку в кино

После фильма E = mc² я решил сам поработать с сыпучими материалами, снял фильм Компромикс, а после него Засыплет снег дороги… Последний считаю наиболее удачной своей работой, и не потому, что он получил семь призов, а потому что мне за него действительно не стыдно. И когда я его делал, получал огромное удовольствие, хотя это была очень физически тяжелая работа.

На студии у меня была отдельная съемочная комната со станком, там был насыпан уголь, манная крупа, соль. После работы с углем я выходил из комнаты как шахтер, у меня были руки напрочь черные, я садился, 10 минут отдыхал, а потом шел снова к станку. Это было подобно тому, как работают на фабриках. Оператор мне зарядил пленку, выставили свет, ярусы стеклянные, я мог работать сколько угодно, хоть 24 часа в сутки, но не хватало здоровья и заканчивалась пленка, надо было отдавать в обработку. Это очень интересная технология, но очень хлопотная — что-то повеяло, кто-то чихнул — и все рассыпается. Но она позволила лучше воплотить идею фильма.

Музыку к фильму написал композитор Вадим Храпачев, который много работал с Романом Балаяном. Мы с Вадимом проработали вместе 35 лет, и в конце уже очень хорошо чувствовали друг друга — когда я приносил сценарий, примерно знал, какая будет музыка, а он примерно представлял, как я буду рисовать свой фильм.

Храпачев так работал: он смотрел раскадровку, читал сценарий режиссерский, эскизы и что-то у него в голове такое происходило. Затем, когда оставалось два дня до записи музыки, он хватал нотную бумагу и писал ноты. И даже последние строки в Засыплет снег дороги… он дописывал, когда мы в метро ехали записывать музыку на студию Довженко.

В целом Засыплет снег дороги… мы снимали чуть больше, чем 9 месяцев — время, за которое появляется на свет ребенок.

Беседовали Анна Онуфриенко, Александр Телюк, киноведы Довженко-Центра

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X