Travel

28 июня, 18:54

«Журавли оказались Фениксами». История ресторана на границе Зоны отчуждения, который смог возродиться после оккупации

Гастротузиастка Аврора Огородник поделилась историей ресторана Журавли на Киевщине, пострадавшего от оккупантов. Несмотря на значительный ущерб, любимое заведение работников Чернобыльской зоны смогло возобновить работу.

Аврора Огородник

Гастроэнтузиастка и гастропутешественница в поисках вкусов и смыслов

В тот день наш маленький волонтерский отряд во главе с Лалой Тарапакиной следовал по маршруту Гостомель — Ирпень — Феневичи — Страхолесье с миссией — кого накормить, кого дозаправить топливом, кого просто обнять и сказать, что теперь все будет хорошо. Это был май, север Киевщины только приходил в себя после страшной, бесчеловечной оккупации.

«Рассказывают, что в первые дни, особенно в Буче, где они (русские оккупанты) стояли, на улицах были тела… людей… А еще больше — животных. Ибо они убивали их беспощадно, всех, ради развлечения, представляешь?!" – рассказывает Лала. Сама владелица четырех собак, она сейчас работает с командой над созданием современного убежища для животных. И две наши машины загружены под потолок кормами и консервами — для неизвестной бабушки из Страхолесья, которая занимается 40 котами и псами.

По дороге в Иванков / Фото: Антон Юхиметь

Лала все месяцы с момента полномасштабного вторжения занимается волонтерством. Ее работа, как советника министра в Министерстве защиты окружающей среды и природных ресурсов в Чернобыле, была приостановлена уже 24 февраля из-за того, что российские войска вошли в зону отчуждения. «Представь, я существовала в собственном треугольнике безопасности — рассказывает Лала, — Мой дом — в Гостомеле, мамина квартира — в Ирпене (ЖК Ирпенские Липки, полностью уничтожен оккупантами), а работаю я в Чернобыле!». Чудом спасшись сама, с мамой, детьми и животными Лала уехала на запад страны, устроила там семью и вернулась, чтобы на своем голубом авто развозить помощь.

Меня Лала взяла на борт, как только услышала, что я ищу истории о #ЕдеВойны. «Нужно как можно скорее это все документировать, — сказала она, — потому что люди уже забывают детали, „заговаривают“ истории, „бронзовеют“ на глазах». Я приехала из Львова и вот мы уже летим по Киевщине, и я не в состоянии каждую минуту сдерживать крик — вокруг нас изуродована украинская земля, разрушены дома, разбиты магазины.

В какой-то момент, за разговорами и телефонными переговорами, выяснилось, что мы проскочили Феневичи. Лала останавливает авто в самом начале Иванкива, возле здания кафе, иссеченного выстрелами и обломками. Я выхожу из машины и заглядываю за угол: видно, что дверь была сломана; на полу пустой летней террасы - избитая посуда, между беседками - воронки. Журавли – читаю я название заведения. В этот момент ко мне подходит мужчина – это владелец заведения, Алексей. "У вас здесь стояли?" - спрашиваю его. «Да, проходите, покажу!».

Владелец ресторана Журавли Алексей / Фото: Антон Юхименко
Кафе Журавли после оккупации русскими войсками / Фото: Елена Журавель

Но перед тем, как Алексей и его жена Елена начали показывать и рассказывать, очень эмоциональный спич сказал Лала. Дело в том, что Журавли долгие годы были последней границей перед Зоной отчуждения, единственным местом, где останавливались на кофе на обязательные сырники и туристы, путешествовавшие в Чернобыль, и сталкеры, и работники Зоны, и чиновники Энергоатома с зарубежными делегациями. «Даже 26 апреля, — говорит Лала, — когда у нас проходила встреча госагентства с председателем МЕГАТЕ Рафаэлем Гросси, между собой мы говорили о том, что Журавли закрыты, им прилетело и как хотелось бы, чтобы у них были силы возродиться и открыться. Потому что для всех нас, работников ЗО, это был бы такой знак, что жизнь, мирная жизнь вернулась».

Владельцы ресторана Журавли рассказывают волонтерам об оккупации / Фото: Антон Юхименко

Немного истории (пишу, потому что это один из уникальных случаев, когда люди строили не только бизнес, а сделали это делом своей жизни, которому отдавали все силы). В далеком 2005 году на этом городе стояли несколько строительных вагончиков с надписью Кафе, меню состояло из вареных яиц, сосисок, капустного салата и водки. Елена с Алексеем купили этот «бизнес». Сначала готовили сами: «Мы дома готовили на целый день – борщ, жаркое с мясом, там на месте жарили шашлыки» – рассказывает Елена. Понемногу строились, росли. В 2010-м у них уже работали две смены на кухне, за меню отвечал приглашенный шеф-повар. А люди возвращались за сырниками, дерунами, блюдами на огне.

Это было заведение, оборудованное по последнему слову ресторанной индустрии. Пароконвектомат (профессиональный многоуровневый духовой шкаф) Rational загружали через разобранную боковую стену, потому что он не проходил ни в одну дверь. На кухне и баре – лучшее профессиональное оборудование, инвентарь. Плюс посуда, стекло, музыкальное оборудование, еда и алкоголь. Именно таким заведение оставили 24 февраля. В тот же день сюда вошли русские военные. Елена говорит: «Когда все кончилось, мы вернулись в Иванков, дождались разминирования и приехали сюда. Зашли, увидели все это и… ушли. Не смогли здесь оставаться. Нам понадобилось время, чтобы решиться вернуться сюда все разгребать».

Кафе Журавли после оккупации русскими войсками / Фото: Елена Журавель

Страшно было спрашивать об ущербе, который они понесли. Я списалась с Еленой через несколько недель, когда уже было понятно цифры. «Речь идет о более чем 10 миллионах гривен», — ответила она. Одна только новая кофемашина Franke стоила около 20 тысяч евро. Одна из стен кафе была разрушена до основания — здесь боевую позицию занимал танк (кто-то из знакомых послал видео, как он паркуется здесь). Вода, свет, газ – все было перерезано, уничтожено, повреждено. Становится понятным, что все это делалось целенаправленно, с ненавистью – это уничтожение всех признаков доброй мирной жизни и достатка.

Кафе Журавли после оккупации русскими войсками / Фото: Елена Журавель

В тот майский день мы прощались с Еленой и Алексеем, обменивались телефонами. Я знала, что напишу их историю. «Как ваша фамилия?» – спросила я Лену. «Да Журавли мы!» – ответила она.

Супруги Елена и Олег Журавли / Фото: Антон Юхименко

Прошла луна и я увидела, что группа на фейсбуке Ресторан Журавли ожила. Открытая летняя площадка, готовят еду, наливают кофе ашинку взяли в аренду на полгода, потому что еще надеются, что отыщется та, что была), уже есть любимые Лалой сырники (она говорит, что по ее экспертной оценке, они лучшие в мире!) и налисники.

Журавли оказались Фениксами. Возродились сами и нам дают пример.

Редактор: Лилия Витюк

Другие новости

Все новости